Гинеколога, принесшего в больницу ампулу для пациентки, судят за наркосбыт

Врач-гинеколог районной больницы в Новой Ляле Олег Баскаков, желая облегчить боль пожилой пациентке, поступившей к нему с выпадением матки, распорядился поставить ей сильные обезболивающие препараты. Но принадлежали они не больнице, а лично врачу — остались после смерти мамы, которая недавно умерла от рака. Срок годности еще не прошел, и Олег Баскаков отдал две ампулы медсестрам. Одна решила сообщить об этом в органы, против врача завели уголовное дело по двум статьям Уголовного кодекса «Незаконный оборот сильнодействующих веществ в целях сбыта» и «Незаконный сбыт наркотических средств». Ему грозит до восьми лет лишения свободы. Сегодня состоится очередное судебное заседание, на котором прокурор должен запросить наказание.

Гинеколога, принесшего в больницу ампулу для пациентки, судят за наркосбыт

Гинеколога, принесшего в больницу ампулу для пациентки, судят за наркосбыт

2019-08-27T10:42:00+0500
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87

Олег Владимирович — единственный гинеколог в Новой Ляле, работает там уже три года. Приехал из Челябинской области, попав в миасской районной больнице под сокращение.

Пока за врача заступилась свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова, сделав на сайте заявление, что «вместо борьбы с реальной наркоторговлей, когда надо действительно потрудиться, наши правоохранители охотятся за честно выполняющими свою работу врачами, за несчастными мамами больных детей, которым государство годами не сертифицирует применяющиеся за рубежом действенные препараты, и они вынуждены самостоятельно искать способы спасти детей и заказывать препараты за рубежом, а потом отправляться под суд за ввоз несертифицированных препаратов».

Как Олег Владимирович рассказал Е1.RU, 74-летняя пациентка поступила в больницу с полным выпадением матки.

«Я памперс отдирал от язв, обрабатывал левомеколем. По ночам она кричала от боли. Тогда отдал медсестре две ампулы. Одна с препаратом трамадол (психотропный анальгетик), чтобы снять боль, вторая с сибазоном (транквилизатор), чтобы поспала, отдохнула. Ампулы она положила к себе в сейф, и уже на суде я узнал, что медсестра сразу позвонила на сотовый оперативнику наркоконтроля. Я не знаю, откуда она взяла номер телефона. После нее на этот же номер оперативника позвонил главврач нашей больницы. Может, медсестра поставила ему ультиматум: или тоже звонишь и доносишь, или за сокрытие пойдешь под статью», — говорит Баскаков.

Баскаков находится под подпиской о невыезде и продолжает работать. По его словам, с медсестрой он встречается в больнице каждый день, но они не разговаривают.

«У нас были не очень хорошие отношения. Мы разные люди, она грубоватая, воспитывалась в детдоме… Да и не в ней дело, — говорит Олег Владимирович. — Меня удивляет, что органы возбудили дело, прокуратура утвердила обвинение, все довели до суда. Я следователю говорю: ампулы остались после лечения мамы, умершей от онкологии. А он пишет: приобрел у неизвестных лиц с целью сбыта. Я говорю: у меня медицинская карта мамы есть, могу предоставить, приобщите к материалам дела. Он мне: не надо…».

Олега защищает юрист Георгий Краснов из бюро адвоката Сергея Колосовского. По его словам, попасть под уголовную статью за сбыт и хранение можно далеким от наркотиков и криминала людям.

— Есть категории лекарственных средств, за которые можно попасть под статью 228 Уголовного кодекса (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов). Часть препаратов можно хранить, только если есть рецепт. И уж тем более — нельзя отдавать или перепродавать! Списки в свободном доступе, — поясняет он.

— А если эти препараты остались после умерших родных?

— Родственники обязаны их сдавать в течение трех дней после смерти больного в медицинскую организацию. Даже если осталась одна ампула, можно попасть под уголовную статью. Уточним: эта строгая мера касается в основном наркотических препаратов. Но есть еще препараты психотропные и сильнодействующие. Как, например, в деле Олега Баскакова. У него были именно такие. Их хранение (в небольшом количестве) абсолютно законно, сдавать их никто не обязывает. Но если захотите продать их как ненужные через интернет, то вам грозит до восьми лет, попадаете под уголовную статью.

— А если передать безвозмездно, отдать знакомым, которые нуждаются?

— Это уже квалифицируют как сбыт. Также попадаете под статью. Но у Баскакова другая ситуация: препарат был передан по медицинским показаниям, он как врач имеет право на это. Да, нарушил ведомственную инструкцию. Нужно было сначала написать лист назначения этих лекарств в медкарту, оформить документы. Он бы это оформил позже, задним числом, так делают. Сам Баскаков объясняет: пошел бы по официальному пути, соблюдая все формальности, — пациентка не получила бы препараты в ту ночь и снова не смогла бы уснуть. Хотел помочь, чтобы отдохнула, поэтому принял такое решение. Но это не преступление, это нарушение ведомственных инструкций, за которое предусмотрены выговор, замечание. И следственных органов это никак не касается. Но его пытаются осудить как торговца наркотой! Следствие даже не пыталось выяснить, насколько пациентка нуждалась в препаратах, ни один врач, кроме обвиняемого, допрошен не был.

Источник: E1.ru
Принимаем новости круглосуточно по телефону +7 (912) 244-87-87
или
0
0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии (всего: 5)
nickan 27 августа 2019 года в 10:54
отдал две ампулы медсестрам. Одна решила сообщить об этом в органы


вот тварина, наверняка подсиживали врача.

воспитывалась в детдоме


и этой твари еще и жилье незаслуженно и нахаляву дали наверняка.
5
panacea 27 августа 2019 года в 11:16
уже на суде я узнал, что медсестра сразу позвонила на сотовый оперативнику наркоконтроля.

Видимо на хвост ей наступил…
Хотелось бы знать, если бы от боли кричала её собственная мать, или она сама, ей было бы важно откуда врач взял трамадол?
7
nickan 27 августа 2019 года в 11:42
Цитата
panacea:

Видимо на хвост ей наступил…


работать заставлял, но современные детдомовские привыкли к халяве.
2
barsik 27 августа 2019 года в 11:49
Цитата
panacea:

уже на суде я узнал, что медсестра сразу позвонила на сотовый оперативнику наркоконтроля.
Видимо на хвост ей наступил…
Хотелось бы знать, если бы от боли кричала её собственная мать, или она сама, ей было бы важно откуда врач взял трамадол?
у неё нет матери поэтому она не может это представить иуда
2
Sky Dragon 27 августа 2019 года в 12:27
Клятва Гиппократа - нет не слышали. Зато слышали про стукачество и подсиживание. Медсестре сломать ноги и отказать в обезболивающих, пусть ходит мучается. Следователей в тайгу лес рубить.
3
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Куда вы обращаетесь в случае болезни?
Можно выбрать один вариант
Всего голосов: 69
26.1%
21.7%
5.8%
7.2%
39.1%
Uralweb.ru в социальных сетях