Royksopp

«Мы будем выступать на первой Олимпиаде между Землей и Марсом».

Норвежский дуэт Royksopp — один из самых ярких представителей так называемой Бергенской волны электронной музыки. Участника коллектива, Торнбьорн Брундтланд и Свен Берге из норвежского города Тромсе, с детства были поклонниками электронной музыки и впервые вышли на сцену вместе еще в начале 90-х годов, когда им обоим было по 18 лет. Потом, правда, их пути разошлись, а потом, в 1998-м, сошлись снова. И вот так катились парни по жизни, катились, пока не докатились до участия в фестивале RedRocks в России, посвященном грядущей Олимпиаде в Сочи. Тут-то их и подловили вездесущие журналисты…

— Ройксоп с норвежского переводится как «Гриб-дождевик». Как родилось такое название?

— Если не углубляться в воспоминания, мы просто придумали это название «с пьяных глаз». Были слегка пьяны, так и получилось.

— Как считаете, ваша музыка отличается норвежским темпераментом?

— Мы не пытаемся придать ей скандинавское или норвежское звучание. Но она может носить такой оттенок помимо нашего желания, сами понимаете. Вообще, конечно, мы пытаемся делать международную, интернациональную музыку.

— Сейчас вы приехали сюда в составе RedRocks тура. Насколько это мероприятие отличается от того, что вы видели, и в чем участвовали раньше?

— Мы совершали подобный «путешествующий фестиваль» в Австралии, он назывался Big Day Out.

Кроме Австралии, пожалуй, ничего и не было. Думаю, в будущем что-нибудь подобное случится обязательно. Например, мы будем выступать на первой Олимпиаде между Землей и Марсом.

Получается, тур по России — пока второе подобное наше мероприятие. Будучи в Австралии, мы, конечно, лучше себе представляли, чего ожидать от страны и зрителей. Пребывание в России — само по себе уникальный опыт, приключение, которое очень интересно переживать, и очень нам нравится. В России отличные слушатели.

— Скажите, какая на данный момент у вас самая любимая страна, и может ли Россия претендовать на это звание в дальнейшем?

— Определенно, Россия может претендовать на это звание. Каждый раз нас встречают очень гостеприимно, мы очень благодарны. Что касается других стран, то наша любимая страна — Япония.

— Ваш сингл «Eple» стал почти гимном модного мира. Какое место мода занимает в вашей жизни?

— Мода это чрезвычайно важная и прекрасная часть культуры. Если бы ни мода, мир был бы одинаковым, все делали бы одни и те же люди. Мода дает новым людям возможность показать, на что они способны, дает простор новым идеям. Так что благодаря моде мир становится чуть более справедливым. Есть шанс показать свое творение кому-то незнакомому.

Если воспринимать понятие моды в более широком смысле, она берет что-то свое из культур разных стран. И мы очень интересуемся субкультурами, которые, в свою очередь, влияют непосредственно на моду. В этом смысле мы с модой связаны, но не в смысле одежды или стиля.

Если еще более глобально, мы, скорее, склонны создавать моду, чем следовать ей.

— Не хочется ли вам записать совместную пластинку с российскими музыкантами?

— С самого начала своей творческой деятельности мы старались вообще не говорить о том, какую музыку мы делаем, какую собираемся делать… Конечно, мы будем записывать музыку с другими музыкантами. Просто нам не нравится говорить о том, что мы запланировали. Иногда, собственно, мы и сами этого не знаем. Сейчас работаем над одним материалом, думаем, как будем заканчивать, как выпускать. Работаем с новыми для нас людьми, музыкантами. Мы все время в процессе музыкального эксперимента, и никогда не знаешь, к чему он приведет.

— Поговорим о музыкальном пиратстве, терпите ли вы от него какие-то убытки? Копирайт, кажется, почти умирает. Как думаете, можно с этим что-то сделать?

— На этот вопрос можно ответить двумя путями. Первый — что, как нам кажется, глобально, в мире нужно делать по этому поводу. И второе, чего нам бы хотелось самим.

Свен: — Сами мы просто делимся своей музыкой, поскольку заботимся о своих фанах. Продолжим эту традицию и в дальнейшем. А вообще, я и сам, что называется «потребитель», и знаю, что купить, получить музыку до сих пор довольно сложно. Я вот до сих пор покупаю альбомы, немного старомоден в этом смысле. Пиратство происходит от того, что нет общедоступных, удобных путей приобрести музыку за деньги. Чтобы купить музыку, нужно произвести гораздо больше телодвижений, нежели для того, чтобы просто загрузить ее бесплатно. И до того, как все-таки появится удобный для всех способ, вряд ли пиратство исчезнет.

— Нравится ли вам, как звучит русский язык, кажется ли он вам музыкальным, или наоборот?

Свен: — Мой русский состоит всего из пары фраз. Но мне очень нравится, как он звучит. Для моих ушей это музыка.

Торнбьорн: — Иногда бывает, что ты не понимаешь речи на иностранном языке, и это отталкивает. А в случае с русским языком, даже если не понимаешь, слушать все равно приятно. Повествовательная русская речь звучит для меня глубоко и очень успокаивающе, почти гипнотически. Между прочим, даже в мультике. Мы очень любим «Чебурашку».

,
845 просмотров
4
0

Royksopp

2012-06-28T00:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Комментарии (всего: 1)
Ирра 20 июля 2012 года в 10:29
из будущего почему-то О_О
0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях