Юлия Соловьева

Женщиной, пусть и глубоко внутри, я была всегда

Честно признаться, мне до сих пор трудно называть своего давнего друга, бывшего брутального спортивного журналиста, женским именем, говорить и писать «ты ходила», «ты смотрела» и т. д. Однако если вдруг ошибусь, она обидится. Ведь даже вспоминать о своей бывшей фамилии — Оводов — она не желает. На моих глазах мужчина медленно превращался в женщину, откровенно радуясь и гордясь — новым маникюром, тщательно выщипанными бровями, появляющейся грудью…

Врачи, а среди них было немало психиатров, не нашли у Соловьевой ни единого отклонения от обычной человеческой нормы, порекомендовав единственно возможный для таких людей путь — терапию феминизирующими гормонами и хирургическую операцию по удалению «лишних», как она говорит, органов, сделанную в одной из петербургских клиник 20 июня нынешнего года.

Сейчас Юлия восстанавливается дома, в окружении двух самых близких на сегодня живых существ — подруги Татьяны и собачки Темы, приехавших с ней из Питера. И с нескрываемой иронией комментирует промежуточные итоги опроса, устроенного ей одной екатеринбургской телекомпанией. На вопрос «Кто такой транссексуал?» зрителям были предложены три варианта ответа: «Фрик, пытающийся самовыразиться», «Больной, которого нужно лечить» и «Обычный человек, как и все остальные». Самое большое количество голосов — 62% — собрал второй вариант. Еще 8% проголосовало за «фрика». И только 30% посчитали Юлю таким же человеком, как они сами.

— Комментировать это даже не хочу — говорит Юля. —  Бороться с дремучими мифами и заблуждениями российского общества, основанными на бескультурье и плохом воспитании соотечественников, не собираюсь. Никого учить и призывать к чему-то — тоже. Да это и невозможно, поскольку транссекксуальность, как давно доказано учеными, не передается ни половым, ни воздушно-капельным путем. Она или есть в человеке от рождения, либо ее никогда не появится.

— Благодаря чему или кому операция по смене пола все-таки состоялась, ведь на нее не хватало денег…

— Первое, что замечу: я пол не меняла и не меняю. И не только я, но и все остальные транссексуалы тоже. Мы лишь корректируем его в сторону гендера, устраняем противоречия между содержанием (в моем случае — изначально женской психикой) и формой (мужской внешностью). Поскольку изменить психику, в отличие от лица и тела, невозможно, то изменяется именно последнее.

Что касается операции, то помогла моя подруга Таня и еще одна почти незнакомая женщина с одного из лесби-форумов, спасибо им огромное. Сама бы я никогда в жизни 30 тысяч рублей только на хирургию не заработала, поскольку из-за отсутствия «правильных» документов устроиться в России на работу в принципе невозможно. «Правильные» же можно получить только после хирургического вмешательства в организм, как будто это что-то в человеке меняет. Но у России, как и во всем, свой путь…

— То есть сейчас ты без работы?

— Официально уже больше года. Перебиваюсь небольшими заработками на сайте писателей-фрилансеров, но больших денег там не заработать.

— Что представляла собой операция? Правда, что хирург предложил тебе забрать отрезанное?

— Мне делали двустороннюю орхиэктомию. Иначе ее можно назвать кастрацией, это удаление мужских половых органов. Да, хирург предлагал, как и всем. Видимо, по долгу службы. Но я, опять же, как и все, отказалась. Не скучаю, не страдаю, не грущу, не комплексую. Смотрю только вперед.

— Вагинопластику планируешь?

— Нет ни таких огромных денег, ни большого смысла. Секс меня не интересует в принципе, а уж с мужчинами и подавно. Главного — права сменить документы и стать юридической женщиной — я уже добилась.

— До твоего каминг-аута в 2012 году я и остальные знали тебя как не только спортивного журналиста, но и заядлого футболиста. Не жаль было расставаться со всем этим?

— Жаль, конечно. 25 лет работы в редакциях «На смену!», «Спорт-Экспресса», «Подробностей» и «Уральского рабочего», равно как и многолетний футбол, из памяти и жизни не выбросишь. Да и не хочу выбрасывать. Было и было, мне за мою прошлую жизнь не стыдно. Идем дальше.

— Сейчас, будучи женщиной, ты можешь, а главное, хочешь ли заниматься спортом?

— Хочу, но это вряд ли возможно. Прежде всего, из-за боязни возвращения напрочь убитого мужского гормона — тестостерона. Правда, в этом году удалось посудить на двух мини-футбольных турнирах ЛГБТ — в Москве и Питере. В женский мини-футбол мне пока нельзя, разрешат только в следующем году, а в мужской и сама не пойду.

— Ну, хорошо, теперь ты женщина. В отличие от меня, например, ты всегда при идеальном маникюре, с бровями, выщипанными ни как-нибудь, а в салоне. Неужели все это жило в тебе всю жизнь? И женские колготки под мужскими джинсами это было все из той же оперы?

— Да, жило, но тщательно скрывалось почти от всех. Правду, и то неполную, знали только несколько близких подруг.

— Пользуешься духами? Какими, если не секрет?

— Есть женская линия «Антонио Бандерас», очень нравится.

— Если не секрет, как ты познакомилась со своей нынешней питерской «половинкой»?

— Как раз в Санкт-Петербурге. Но это лично. А вообще, мы случайно «встретились» еще раньше, на лесби-форуме, играли там словами в одной и той же теме. Ну и доигрались…

— Как ее называть, кстати, женой или мужем?

— Таней. У лесбиянок нет мужей, есть только две жены. Я когда-то в шутку назвала ее главой семьи. Но формально это так, поскольку Таня единственная в нашей семье, кто получает зарплату.

— Юля, я знаю тебя как очень любвеобильного человека. Тебе всегда нравились яркие, привлекательные женщины. Сейчас ты по-прежнему строишь отношения с ними. С транссексуалами так обычно и бывает?

— В плане ориентации транссексуалы точно такие же люди, как и все остальные. Это касается и нас, MtF, и переходящих из «женского» в «мужское» FtM. Все мы делимся на гетеросексулов, гомосексуалов и бисексуалов. Я, пусть это у кого-то и вызовет саркастический смех, в результате метармофоз с документами стала гомосексуальной женщиной. Ну, или просто лесбиянкой. Среди MtF таких примерно 40%, но точной статистики, разумеется, нет.

— Мне хочется спросить о трудностях. Не предшествующего периода, а каминг-аута и нынешней жизни. Тебя не пугал столь громкий и шумный интерес к твоей персоне со стороны СМИ? Материалы в газетах, эфиры на радио и ТВ, в том числе и федеральных. Есть даже ощущение, что ты сознательно к этому стремилась. Зачем?

— Не думаю, что я стремилась именно к такой шумихе и рекламе, какая была. Но как получилось, так получилось. Начальный интерес — со стороны недавних коллег из екатеринбургских СМИ — воспринимала немного иронично, «пофигистско». А вот когда начали раздаваться настойчивые звонки из федеральных телекомпаний, решила их с порога не отвергать, а воспользоваться единственной реальной возможностью попасть на прием к куда более квалифицированным и гораздо лучше понимающим, что такое транссексуальность, московским врачам. Так или иначе, мне это удалось.

— Как отнеслись к переменам в твоей жизни твои друзья? Сохранились ли у вас прежние отношения, с кем ты общаешься теперь? Как относятся к тебе обычные люди, прохожие на улице?

— Если честно, то таких уж настоящих друзей у меня никогда и не было. Особенно среди мужчин. А значит, нет и потерь. Остались лишь несколько человек, хорошо общавшихся со мной раньше и не отвернувшихся сейчас. Но большинство приятельниц и подруг появились уже после начала камин-аута, мужчину во мне они не видят и не ищут.

— У тебя же юридическое образование, не было мысли найти работу по своей, что называется, оригинальной специальности? Может, помогать себе подобным?

— В России и без меня переизбыток молодых и перспективных юристов, к которым всегда очередь клиентов. Мое поколение давно на пенсии или в запасе. Да и кому нужен юрист без документов и с непонятной большинству окружающих биографией? А таким, как я, действительно помогаю, бесплатными юридическими и даже психологическими советами.

— Каковы сейчас отношения с родителями, отец не смягчился?

— С мамой хорошие, часто созваниваемся и встречаемся. А вот с папой, увы, не общаемся с прошлого мая. Исключительно по его инициативе и желанию. Видимо, я навсегда попала в категорию «отвергнутого ломтя».

— Став женщиной полном смысле этого слова, ты, мне кажется, приобрела и некоторые чисто женские черты. Например, капризность. Не ощущаешь?

— Не очень в этом уверена, хотя со стороны видней. Но вот что точно приобрела, так это «упертость», терпеливость, большую веру в свои силы. Стала намного более открытой, куда чаще улыбаться, перестала прятать глаза и вообще прятаться. Да просто посветлела и внешне, и внутренне.

— Каково вообще оказаться в женской шкуре? У некоторых киношных персонажей был такой опыт. Но они все, как один, мечтали «превратиться» обратно.

— Какого-то дискомфорта не чувствую. В конце концов, женщиной, пусть и глубоко внутри, я была всегда, так что меняться и перестраиваться не пришлось. Просто сбросила ненавистную шкурку, отряхнулась, причесалась и пошла…

— Я знаю, что в загсе ты будешь менять не только имя, но и фамилию. Почему?

— Просто не нравится, по четырем причинам. 1. Она ведь от папы, который от меня, как я уже сказала, отказался. 2. В ней много твердых букв, чересчур, на мой вкус, брутальная. 3. Хочу забыть прошлые кошмары, а она все же напоминает. 4. Ее носят слишком много родственников. А Соловьева хоть и довольно распространенная фамилия, но не столь сильно привлекает внимание, не режет слух.

,
2883 просмотра
2
8

Юлия Соловьева

2014-07-08T00:00:00+0600
Uralweb
Комментарии (всего: 8)
Go 8 июля 2014 года в 17:05
0
Dr. Andre 8 июля 2014 года в 17:26
0
andrb2002 8 июля 2014 года в 19:25
ну и зачем ей это? как она в туалет то ходит? если бы захотел быть бабой- одел парик и накрасил губы
0
Dr. Andre 8 июля 2014 года в 20:05
Зачем Уралвеб вообще про это существо статью опубликовал ?
0
Дмитрий Елизаров 8 июля 2014 года в 21:28
Такие люди существуют, живут рядом с нами, и от этого никуда не денешься - вне зависимости от своего отношения к ситуации. Так почему бы не попробовать поинтересоваться, чем они живут?
1
Екб. 8 июля 2014 года в 21:44
Лучше бы нос урезала, а то такой носяра, что от ветра качает.
0
COOL 11 июля 2014 года в 06:30
деградация !!!!
0
septimus 9 октября 2014 года в 13:33
Была такая немецкая фигуристка (если не ошибаюсь), известная в своё время, она принимала стероидные препараты, из-за которых у неё стали появляться черты мужского облика (щетинка на верхней губе, ещё что-то). Чтобы избавиться от этих осложнений, она решила, в конце концов, просто переменить пол. Полагала, что таким образом преодолеет зависимость от гормональных препаратов. Но получилось наоборот. Став в 50 лет противным старообразным мужиком, она регулярно принимает мужские гормоны, дабы "сохранять форму". Нашей героине предстоит примерно то же самое. И проживёт "она" меньше положенного.
Сменить пол нельзя в принципе. А с психикой надо работать. Тут многое зависит от детских глупостей и фантазий.
1
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях