Йоав

В моем босячестве есть что-то философское…

Концерт YOAV пройдет 14 ноября в TELE-CLUB

Йоава называют «акустическим безумием», «человеком-студией». Его способность обращаться с огромным количеством приспособлений, которые помогают модифицировать звуки его голоса и – гитары – поражает. Его композиции сочетают в себе r'n'b, индии-рок, фолк-рок и соул. Босоногий артист извлекает из гитары такие звуки, которые, кажется, невозможно создать без помощи серьезной музыкальной студии. Имя ему – экспериментатор. Причем эксперименты он проводит не только в области музыки – этот парень успел объездить солидную часть мира и пожить во множестве стран. Его поклонники есть как среди любителей попа, так и среди высоколобых ценителей интеллектуальной музыки.

Уже первый альбом Йоава Charmed and Strange, вышедший в 2008-м году, покорил слушателей богатством звука и голоса. Его музыка вполне способна ввести в легкий транс… Скоро «босоногое чудо» пожалует с концертом в Екатеринбург, а пока мы пообщались с ним по скайпу. Да, в Лос-Анджелесе он тоже есть… Так все же, на скольких инструментах он умеет играть?

- Думаю, на пяти или шести. Я могу играть на фортепьяно, гитаре и бас-гитаре, барабанах, занимаюсь аранжировками. Но именно на гитаре я могу выразить себя полностью.

- Под какие песни вы росли? Какие песни слушали, будучи ребенком? Насколько знаю, до 10-ти лет вам вообще было разрешено слушать только классику…

- Да, мои родители были очень строго настроены. Но я слушал поп-музыку в доме моего брата. Он намного старше меня. Я начал с Саймона и Горфанкеля, затем «Beatles», затем продвинулся к попу: «Police», «Depeche Mode», «U2». А уж потом пошли Игги Поп и электронная музыка. Я постоянно слушаю новые вещи.

- Так кто все же пристрастил вас к музыке?

- Определенно, мой старший брат. Он любил и играл много музыки Родригеза, ну знаете, Shugar Man... Мои двоюродные сестры, тогда бывшие подростками, тоже любили слушать – поп-музыку. Пожалуй, они и были моими «наставниками».

- Чем занимаются ваши родители?

- Отец был архитектором, мама – певицей. Сейчас они на пенсии. Они инспирировали меня во всем, что касалось классической музыки, хотя я восставал и сопротивлялся…

- Почему вашу музыку некоторые называют «интеллектуальной акустикой»?

- Вообще-то она, конечно, электронная.

- Возможно, это российское определение. Может, еще и потому, что вы такой интеллигентно выглядящий молодой человек… В очках…

- Ой, вполне возможно. Смотрите, вот я снимаю очки – вуаля. Совсем другое дело! Да, слышал об альтернативной электронной акустике, ну, может, и интеллектуальная тоже.

- Ваша песня «Ador Ador» очень красивая, без сомнения. Как она родилась? Какие эмоции, события, чувства ей предшествовали?

- Это довольно старая песня. Дело было лет 7 назад в Америке, в Нью-Йорке. Я смотрел много TV и музыкального видео, и все это казалось мне «культурой знаменитостей», такой суетой и мишурой. И «слава» этих звезд казалась надуманной, а мир вокруг - очень коррумпированным. Вот этот мрачный импульс, идущий сквозь западную культуру, показался мне достойным того, чтобы о нем написать. Это темная песня. В первый раз я, помнится, сыграл ее в нью-йоркском парке. И какие-то мальчишки запустили в меня снежком… Мне говорили, что это мрачная песня.

- Каковы вообще ваши ощущения от жизни. Вы пессимист или оптимист? Слушая вашу музыку, определить это довольно сложно...

- С одной  стороны, вокруг все непросто, и я весьма пессимистичный человек, но если вспомнить, что в моей жизни случаются потрясающие путешествия и потрясающие встречи, мне грех жаловаться! Опять же, в моем творчестве есть как невеселые песни типа Ador Ador, так и We  All Are Dancing, где поется о том, что все будет хорошо.

- Как насчет песни Club Thing («Клубная Штучка»)? Это песня о целом типе девушек, или об одной, конкретно взятой?

- Это, конечно, об определенном типе девушек, но была и конкретная девушка, особенно вдохновившая меня на написание этой песни. Опять же, в Нью-Йорке. Мы ходили по клубам, я встречался со множеством людей. Эта «красивая» жизнь, красивые девушки… И я видел много людей, которых засасывала эта клубная история. И песню я хотел написать именно о темной стороне этой жизни, не об ее «крутости». Что в конечном итоге и сделал.

- Почему вы поете босиком?

- Я ведь всегда так делал. На сцене передо мной множество приспособлений, которые удобнее «нажимать» босыми ногами.  Не уверен, что смогу делать это в обуви. Но если в будущем случатся проекты, где я буду только петь, почему не надеть туфли. Да, есть что-то в этом босячестве философское. Если бы я был певцом в группе, я бы не делал всей этой сумасшедшей фигни.

- Ваш альбом «Кровь и Вино» 2012 года был вдохновлен, как я прочитала,  вашим путешествием по барам… Буквально так. Это правда?

- Этому альбому предшествовало и много других путешествий. Есть песни, написанные в поезде в Трансильвании, в Венгрии, в Калифорнии, где я ходил несколько раз в пустыню. Я люблю ходить с гитарой в такие странные места. Иногда – на лесной опушке, или в горах. Или на каком-нибудь сумасшедшем фестивале. Так вот сходишь, повстречаешь разных людей, они послушают твои песни, почитаешь книжки… Это не работа, ну или легкая работа, которую ты должен делать все время. Ты не можешь ее выключить. Я должен писать песни.

- Здорово, вы счастливчик, что можете и даже должны объединять в жизни творчество, путешествия и работу…

- Это и правда здорово. Честно признаться, у меня вообще нет собственного жилья вот уже 7 лет. Я живу в одном месте где-то по три недели, и затем переезжаю куда-нибудь еще.

- Что за страсть переезжать все время?

- Я очень много времени провожу в турах. Довольно долго нахожусь в Африке, в других странах, где люди любят мою музыку. Мне не было смысла покупать квартиру. Хотя в следующем году, думаю, я обязательно ее куплю все-таки. Где-то здесь, в Калифорнии.

- Вы сменили столько стран, где чувствовали себя в бОльшей степени как дома?

- Мне всегда было неплохо в Кейптауне, где я родился. Я пытался жить в Париже, Лондоне. Немного в Нью-Йорке. Великие города. Но вот здесь, на Западном побережье, в Лос-Анджелесе, где прекрасные горы и море, просто море и – море хорошей музыки и музыкантов, мне хорошо. Прямо сейчас, разговаривая с вами, я сижу в съемном жилье в центре города, но это буквально 10 шагов от моря. Вы же видите за моей спиной огромную доску для сёрфа? Я на ней катаюсь!

- Вы соединили в своем творчестве столько типов музыки… R’n’b, соул, фолк… Есть «главный»?

- Да, некоторые пытаются классифицировать мой звук. Говорят, что моя песня Ador Ador звучит как Nine Inch Nails -  «индастриал» музыка;  Club Thing звучит как Принс, Beautiful Lie уже совсем электронная… Я действительно объединил много различных стилей, это правда. Мне было бы трудно выбрать один стиль и назвать его любимым.

- Как вы попали в Кейптаун, где прошло ваше детство и юность?

- В шестимесячном возрасте. Моя мама родом из Южной Африки, где проживало большое еврейское сообщество, переехавшее туда более сотни лет назад из Литвы и Латвии. Семья моей мамы как раз тоже поехала в Кейптаун из Латвии.

- Вас слушают в Израиле, где вы родились?

- Я не так уж связан с Израилем, да я там родился, часто приезжаю, и люблю эту страну. Но моя музыка более популярна на Ближнем Востоке, в Иране и Египте.

- Вы читаете книжки, есть у вас время на это?

- Я читаю, причем, обычно 5-6 книжек одновременно. При этом я должен еще смотреть кино и слушать музыку – это часть моей работы. Интересные фильмы, конечно. Сейчас на моем столе есть фикшн и нонфикшн. Когда я впервые приехал в Россию, начал читать много русской литературы на английском. «Мертвые души», «Война и Мир», «Анна Каренина», «Мастер и Маргарита»… Как видите, это опять была классика…

- Как насчет собственной семьи? Не углубляясь в тему, но все же...

- Ой, я сольный артист, сольный человек. Да, моя мама, конечно, волнуется. Но знаете, трудно найти человека, которому понравится то, что его партнер постоянно куда-то уезжает. И, несмотря на это, у меня было три герл-френд, и все эти отношения продолжались очень подолгу. Я думаю, что если встретится подходящий человек, я буду счастлив. Дело в этом.

- Умеете готовить еду сам?

- Вокруг полно ресторанов, я не самый хороший повар… Люблю салаты и стараюсь есть полезную еду. Сегодня ел мексиканскую еду.

- Вы много раз были в Москве, и уже три раза в Екб. Вы знаете, что здесь уже полноценная зима и много снега?

- Ой, я об этом не думаю. Я хорошо загорел, декабрь провел в Кейптауне, затем был в туре по Скандинавии, затем опять вернусь в Кейптаун. Там будет лето. В общем, даже если будет холодно и много снега – не страшно. Я был в Канаде в феврале, и там было ужасно морозно. Это природа и – жизнь.

- Вы ведь будете играть в Екб новую песню?

- Да, я уже играл ее в туре. «Dopamine». Это такая сладко-горькая песня. Bitter sweet song. “Сладкая" мелодия, но стихи довольно грустные.

 

Фотографии использованы с сайта globallookpress.com, группы Yoavmusic Вконтакте

,
567 просмотров
3
0

Йоав

2014-11-05T00:00:00+0500
Uralweb
Еще статьи из рубрики Персона:
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях