Анатолий Лебедев: микроб, бизнесмен, романтик..

Интервью с создателем первой интернет-компании на Урале.

Краткая справка.
Лебедев Анатолий Константинович.
Родился 2 февраля 1951 г.
Окончил математико-механический факультет УрГУ по специальности «математик» и Уральскую академию государственной службы по специальности «менеджер государственного и муниципального управления».
С 1972 по 1989 год работал на Заводе им. Калинина, где прошел путь от инженера до начальника бюро.
В 1991 году создал компанию УралРелком, где проработал в должности генерального директора до 2005 года.
С 2006 года является генеральным директором компании ООО «Телесеть-сервис», ТМ КАБiNET.
Награжден медалью «За трудовую доблесть».
Женат, имеет двоих детей и двоих внуков.


…С кем еще беседовать о Рунете накануне Дня Интернета, как не с человеком, фактически открывшим его для уральцев? Анатолий Лебедев — один из пионеров Интернет-движения на Урале, да и в стране. Он из тех редких людей, кто способен зажечься сам, увлечь идеей других и, что замечательно, довести дело до победного конца. Еще он философ, поэт и фотохудожник. Но — об Интернете.

— Анатолий Константинович, какие Интернет-технологии получили широкое распространение в последнее время?
— Отмечается бурный рост широкополосного доступа в Интернет. И компания КАБiNET, согласно обзорам независимых агентств, занимает первое место в Уральском федеральном округе по количеству клиентов с широкополосным доступом (по данным на 2005 год). По итогам 2006 года количество подключившихся абонентов и игроков на этом рынке резко возрастет, но мы надеемся занять одну из лидирующих позиций. Широкополосные каналы позволяют осуществлять наиболее быстрый доступ к Интернет-ресурсам. Высокая скорость связи максимально облегчает жизнь пользователю Интернета.
Второе — начинает появляться интерактивное телевидение.


— Да, некоторые ваши конкуренты уже сделали телевидение в сети. Будет ли КАБiNET этим заниматься?
— Телевидение на компьютере — услуга, на мой взгляд, нишевая. Широкое распространение, скорее всего, получит цифровое телевидение и широкополосный доступ в Интернет из рук одного оператора. Именно созданием такой услуги сейчас и занимается компания КАБiNET. На наш взгляд, именно такой комплексный пакет (плюс контентные и сервисные услуги), станет лидером на массовом рынке Екатеринбурга.

Помните, Интернет зародился в 1991 году фактически как обмен электронной почтой, люди вдруг смогли общаться, смотреть телеконференции, принимать участие в жизни мира — это был настоящий прорыв. Сейчас телеконференции заменили системы «вебов». Магистральные сети обладают хорошей скоростью и над ними возникает контентная надстройка. И бизнес в сфере контента становится иногда даже более прибыльным, чем бизнес инфраструктурный. Операторы, включая таких крупных как УралСвязьИнформ, не могут ограничиться технократическим подходом к своему бизнесу. Они занимаются еще и созданием или дистрибуцией контент-проектов, поставкой лицензионных игр, видеопакетами. И самое интересное, что эти сети, равно как и сами операторы, становятся мультисервисными.


— Сегодня по объему охватываемой аудитории Интернет все же еще не соперничает с телевидением, или уже начинает соперничать?
— По динамике востребованности у людей Интернет приближается к телевидению, и уже догнал театр, книги, радио…


— Вы сейчас мне напомнили одного персонажа из фильма «Москва слезам не верит», который не уставал повторять, что очень скоро телевидение заменит нам и театр, и газеты…
— На мой взгляд, возникает другая проблема. С одной стороны, виртуальный мир существует, и человек может себя там найти. Набоков говорил, что интеллектуальный человек всегда может создать себе виртуальный мир, который спасает от действительности, в случае если человек ее не приемлет. И этим он силен, и может продолжать развитие. Сейчас появились технологии, позволяющие человеку развиваться, расти, находить свою нишу, не сильно соприкасаясь с окружающей действительностью. Общество расслаивается, возникают сектора, группы людей, которые очень разнятся между собой по многим признакам. Поэтому виртуальный мир, конечно, не заменит реальный мир, но он существует, моделируется…


— И хорошо это или плохо, что человек может уходить в этот виртуальный мир?
— А это ведь зависит от человека. С одной стороны, понятно, что формируется зависимость. Не зря рекомендуют проводить перед телевизором не больше стольки-то часов… Человеку по жизни нужен, допустим, кусок мяса, хлеба и телогрейка с валенками. Но есть мода, которая позволяет ему отличаться, развиваться. Возникает зависимость от определенного уровня достатка к которому человек привык, от образа жизни, от самого себя. Очень важно ориентироваться на духовных лидеров.


— Хочется узнать, если глобально, может быть, о духовных лидерах, если менее глобально, о лидерах в бизнесе, которые вам импонируют, с которыми, возможно, хотелось бы поработать…
— Это очень сложный вопрос. Что касается бизнес-сообщества, ряд людей тебе близок по духу, по занятости, по реакции. Скажем, обучаешься где-то на тренинге, встречаешь там разных директоров, и вдруг выясняется, что проблемы у них примерно одинаковые: не столько проблемы бизнеса, сколько — развития личности, реакций. Есть люди неординарные и многого достигшие. Но очень часто эти люди одиноки. Как одиноки люди на любых вершинах. Им тяжело и самим с собой, ибо страдают от внутренних борений. Есть еще всевозможные хобби, которыми человек увлекается, но это не замена жизни. Вот я фотографирую в отпуске и понимаю, что это арт-терапия. И когда мне хорошо, снимки выходят неплохие. А вот когда просто лечу себя этим, то снимки получаются соответственные. Хобби — это арт-терапия, которая позволяет человеку из одной крайности перейти в другую. Середина, гармония — связана с окружающими, семьей, людьми, которых ты уважаешь, часто с религией. И человек понимает, что он не всесилен, но есть кто-то или что-то, с чем он должен соизмерять свои действия. И можно прийти, посмотреть на ту же икону, которая несет в себе человеческий опыт, энергетику. Я очень завидую, кстати, конкретным людям, которые ставят конкретные цели и делают конкретные дела.


— А Вы разве не ставите конкретные цели и не добиваетесь их потом?
— У меня немножко не так. Вот есть мэйн-стрим — это течение, которое имеет перспективу. Мне интереснее заниматься не исполнением тактических краткосрочных задач, а видеть перспективу. Однако, понятие перспективы у каждого разное. А чем дальше перспектива, тем больше ее реализация встречает препятствий и недопонимания. В 1991 году Интернет на Урале был интересен только тем, кто знал, что это такое, основными потребителями Интернет-услуг были иностранцы. На екатеринбургской ГТС же существовал приказ, запрещающий использование на рабочем месте Интернета. На конференции АДЭ лет восемь назад я услышал: «Мы бы уже давно закрыли Интернет — это порнография, спам и черт-те что. Если бы дети начальников не сидели в нем». Т. е. гуси спасли Рим. Представьте себе, это было еще недавно!

Сейчас история становления Интернета выглядит, как перечень сухих фактов, а ведь там — действия конкретных людей, регистрация первого домена, запуск узла… Когда же идея переходит к бизнесу, причем бизнесу прибыльному, ситуация становится другой. Можно вспомнить перипетии сотовой связи. Первых энтузиастов этого дела кто только не гонял, какими только правдами-неправдами они не получали частоты, как только не вставали на уши, чтобы привлечь клиентов. И разве сейчас кто-то про них вспомнит? Есть огромные федеральные брэнды. И в этом на самом деле — разница между бизнесменами-финансистами, которые вкладывают в рентабельные дела и бизнесменами-романтиками, которым — интересно. Я считаю себя счастливым человеком. Представьте, бизнес проходит рождение, взросление, стабилизацию. По Интернету все эти процессы я прошел. И самое интересное, конечно, период зарождения, когда ты это зерно носишь буквально в руках. И от тысячи причин зависит, что будет дальше, но ты веришь, что это будет мэйн-стрим.


— Наверное, надо обладать мужеством, уверенностью в себе и в деле, которое задумал…
— Нет, надо просто быть… микробом, заражать людей своей идеей. Поэтому люди, которые пытаются почувствовать мэйнстрим, часто попадают в бизнес. Это вообще судьба России, в 1991-ом, когда открылись масса возможностей: кто-то пошел «в нефть», другие «в газ». А тем, которым ничего не досталось от приватизации, пришлось шевелить мозгами. Если ты не слишком уверен, но как-то чувствуешь «течение», тебе не важны даже конкретные результаты, их фактически нет, важно следовать какому-то маяку.
Новые технологии предоставят человеку возможность дополнительно проявить себя, построить некий виртуальный мир, даст больше возможностей для развития. Во что это выльется, сказать трудно: люди сейчас совершенно другие, чем, скажем, 20 лет назад. Раньше они читали книги, интересовались театром, политикой. Им было важно, что происходит со страной, что говорит интеллигенция.

Сейчас пришли компании с западными сценариями и — те же проблемы, что на Западе: как найти хорошую работу, как там удержаться, как стать яппи, т. е. именно той гайкой, которая нужна конкретному бизнес-процессу. Молодежь стала более прагматична, хочет учиться, оттягивает заведение семьи. Вот когда я молодым специалистом начинал работать, получал 115 рублей. А пенсионер мог получить 300: 120 пенсия, зарплата и еще — по стажу и прочее. Старшее поколение было способно поддержать молодую семью. Сейчас это невозможно. Молодым приходится жертвовать чем-то — мировоззрением, личной жизнью, харизматичностью — в обмен на успешность. Это тенденция прагматичности. И когда приходят федеральные бренды, они набирают людей по конкурсу, создавая своеобразные ядра. Что внутри этих компаний — другой вопрос. Но эти компании и отношения в них — совершенно другие, нежели, например, в местах, где я начинал.

Я считаю, что «УралРелком» был компанией, которая во-многом благодаря мировоззрению, харизматичности достигла серьезных результатов. Проекты, существовавшие там, сохранились и успешно развиваются. В них было вложено много души, сердца, многое было предугадано. Это цветы, которые выросли «изнутри». Тот же Е1.ru, которого не было в бюджете, но его защищали и финансировали, — он живет. Поэтому компании должны содержать какую-то философию. И при этом бизнес-процессы в них должны быть отлажены до свойств хорошей бизнес-машины. За эту науку я благодарен Голден Телекому. В этом сочетании: предугадывания, что будет, компетенции, и мировоззрения — и есть желаемое. В компании не должно быть людей, которым невозможно доверять. Люди должны беспрепятственно обмениваться мыслями, чтобы обязательно присутствовали креативность и открытость.
Конечно, необходимо и знание технологии. Особенно это касается массового рынка.
Это как в шоу-бизнесе: артист должен обладать харизмой.


— А бизнесмен не должен обладать харизмой?
— Бизнес же бывает разный. Есть достаточно простые люди. Не надо путать бизнесмена и интеллигента. Да это люди цепкие, здравые, смекалистые, здоровые, наконец. Но при этом могут никак не выделяться. Есть бизнес-схемы, которым можно обучиться и применять в бизнесе.


— На днях Явлинский говорил о том, что рунет и, в частности, электронные СМИ ангажированы и пишут об одном и том же, даже если позволяют себе критиковать. Есть, говорит, самый низший уровень — это программа «Аншлаг», уровень повыше — «Городок», а еще повыше — Интернет… И вообще, есть мнение, что Интернет это большая помойка. Вы как к этому относитесь?
— Я отношусь. Вот мы когда делали Е1, рассчитывали не на избранников народа, а на народ. Который в массе своей умнее всех нас вместе взятых: и Явлинского, и правителей… Другое дело, что когда проект растет, и в нем чистая основа, он допускает свободный поток мнений, тогда народ уничтожает крайние точки зрения — дискуссия неангажированная. Этим дискуссиям доверяют. Если идет открытое обсуждение в Интернете какой-то проблемы, возникает какое-то соглашение и явно-неявно люди -докапываются до какой-то истины. Помнится, на Е1 обсуждали события 11 сентября в США. И народ в обсуждении был гораздо умнее, чем политики или какие-то высоколобые мужи.
В интернет-форумах «засвечиваются» и раскручиваются определенные люди, которых не приглашают к Енину на «Стенд», но зато они имеют прекрасную трибуну на этом форуме. И известность их весьма велика. Их узнают потом в оффлайне. Интернет в этом смысле гораздо более демократичен, нежели телевидение. Если форум вызывает доверие, истина там находится.
В отличие от телепрограммы, где ведущий задает линию в соответствии с форматом, здесь идет совершенно демократическое обсуждение проблемы. Ангажированные форумы, которые пытаются управлять аудиторией, чаще всего становятся неинтересны самой аудитории. На моей памяти были проекты, где в форумах под другими никами выступали олигархи, но их заклевывали; и это было совершенно другое ощущение, чем если бы их закидывали помидорами по телеэкрану… Одно дело телепрограмма, где он не видит, что в него яйца кидают, другое — форум. Хотя все равно идет к тому, что форумы будут более заказанными, модерированными. По крайней мере, ведущие компании вопросы своих клиентов к фирме на своих сайтах модерируют.


— Каким вы видите будущее сайта УралWeb?
— Когда велись переговоры с Голден Телекомом, мы как раз и добивались того, чтобы все имеющиеся у нас на тот момент проекты сохранились и выжили. К счастью, мы этого достигли. Е1 развивается, я этим очень доволен. И вот сейчас УралWeb, который в Релкоме был несколько заброшен (мы все внимание уделяли Е1), буквально ожил под патронажем КАБiNET'а. Проект реализует свой потенциал.


— Чем он отличается от Е1?
— Во-первых, это уникальный, единственный проект, который работает на весь федеральный округ и содержит католог более 17000 сайтов всего региона. И каждый день поступают 15-20 новых сайтов, регистрирующихся на проекте. Сайт обладает авторитетом каталога, счетчика, рейтинга. Понятно, что с распространением Интернета нет предприятия, у которого не было бы Интернета, и здесь каждое предприятие имеет возможность узнать свое реальное положение в бизнесе. Естественно, банки не могут соперничать по посещаемости со СМИ. Но банки могут видеть, насколько часто ходят к ним на сайт и сравнить с посещаемостью других банков. Посещаемость сайта — однозначный показатель успешности данного бизнеса на массовом секторе рынка.

Мы вложили много сил, чтобы УралWeb стал живым, интересным. Он уникален тем, что там есть поиск по региональным сайтам, есть возможность для рекламодателей не просто повесить надоедающий баннер, а разместить совершенно адресную рекламу, более сложную, интеллектуальную. Поскольку портал содержит много поисковых систем по предприятиям, он ближе к бизнес-проектам, нежели Е1, чья посещаемость обеспечивается в основном за счет форумов. Хотя аудитория у нас смежная: часто люди ходят и на Е1, и на УралWeb. По части освещения каких-то событий, вроде упавшего моста, эти порталы соревнуются между собой. Часто УралWeb отличает более креативная подача. Но он еще не раскрыл свой потенциал до конца: нужна работа с базой данных предприятий, людей, с каталогом. Это огромный, еще не раскрытый потенциал. Посещаемость УралWeb’а сейчас около семи тысяч человек, он занимает примерно 10-ю строчку среди региональных порталов России, это очень хорошее место. Многие организации, которые хотели бы использовать потенциал УралWeb’а для различных смежных проектов, обращаются с предложениями о сотрудничестве. Другого такого проекта не существует. Он уникальный, благодаря даже собранной за годы гигантской базе. Да плюс появились хорошие авторские разделы: обзор новых сайтов, рубрика «Персона». Она отличается от подобных рубрик других порталов тем, что очевидно не заказная. И фактически люди там креативные, духовные, собирающие себе подобную аудиторию. Это очень близко именно к духу УралWeb’а, творческому, деловому. Планируются еще много подразделов, которые будут иметь разную сегментацию, разные таргетинговые аудитории.
Например, сайт для родителей U-mama.ru оказался очень успешным проектом. Успешный опыт U-mama.ru показал, что порталы, ориентированные на определенную аудиторию, наиболее живые и развивающиеся. У людей примерно равные социальные показатели, интересы, им интересно обсуждать одни и те же вопросы. Ему еще меньше года, а он уже оказался в первой тридцатке сайтов уральского рунета, с хорошей посещаемостью, аурой, востребованностью.


— Анатолий Константинович, Вы очень творческий человек сам по себе. Вам было бы интересно заняться чем-то совершенно другим, как минимум, сделать выставку своих фоторабот? Есть сейчас в человеческой деятельности какая-то сфера, куда Вам было бы интересно направить свою энергию?
— Конечно интересно. Бизнес как болезнь: отнимает все силы. Я, может, человек старой формации, и это достаточно плохо. Современные люди более прагматичны, спокойнее относятся к принятию каких-то важных решений, принимают их технологически. Человек, который пришел «оттуда» (кивает назад — Авт.), больше переживает, что называется, «на эмоциях». И эмоциональная составляющая, конечно, помогает, добавляет креативности, включает подсознание независимо от технологических вещей. Но это требует здоровья. Восстановления сил.

А фотография как арт-терапия мне интересна. Но я не отношусь к этому как к предмету самопоказа или, тем более, бизнеса. Не сравниваю, но возьмите фотографа Хельмута Ньютона. Одни его фотографии — это бизнес. Другие — фотозарисовки, которые он делает, сам для себя, гуляя по городам. Возможно, их никто и никогда не увидит. Он просто отдыхает, делая то, что ему интересно. Я не сравниваю, но это как рисунки Пушкина — он рисовал, но это не то, что можно издавать отдельно. Или Гарсиа Лорка тоже рисовал. Но вот его стихи лучше, чем его рисунки.

Бизнесмен может быть неинтересным человеком, хотя и может при этом рассказывать о своем бизнесе часами. Но как человек… В 1995 году я был в Америке, и меня поразило, что там человек должен соответствовать стандартам: машина такая-то (и столько-то), должен отдыхать там-то, одевать то-то. Человек фактически приложение к должности. Все это отнимает у него 70% его дохода…


— У Вас тоже рубашка от Дольче и Габбана…
— Она старая (смеясь и смущаясь — Авт.) Поэтому есть арт-терапия. Это хобби, то, на что ты можешь отвлечься. Это религиозность. Вот я не ответил про людей… Но я когда анализирую свои решения, осознаю, что поступаю, скажем, как мама, как первый мой руководитель. Как человек, который научил меня профессии… и немного идет от меня.

Я невольно использую приемы поведения людей, которых уважаю, которые для меня являются самыми ценными. И когда бизнес или жизнь ставят перед выбором, технологические люди просто двигаются дальше, вторые — теряются, а третьи могут сказать: «Да идите вы нафиг» и заняться чем-то другим. И если рынок, бизнес — растущий, они могут стать очень успешными, именно сделав разрыв, занявшись чем-то другим. Поэтому я был бы рад, если бы у меня была не одна жизнь — а бизнес это же жизнь — а несколько таких направлений. Но при этом надо понимать, что много сил уходит на какие-то организационные вещи. И победить это можно только командой. Даже театр Образцова это не только Образцов, но еще Гердт, многие другие. Это команда. Или тот же театр Райкина. Это коллектив, который надо организовать, накормить. И если команда хорошая, твоего духа, менталитета, то тебе повезло, и бизнесу повезло. Если совсем «не твои» люди, лучше заняться чем-то другим. И любой переход — это мучительный процесс, когда человек чувствует себя никому не нужным. Вот я в прошлом году я пережил огонь, воду и канализационные трубы. Но с другой стороны, переход — это новые шансы. Надеюсь, что жизнь не кончилась. Если я Интернетом занялся в 91-ом году в 40 лет, когда люди думают уже о более спокойной карьере… Прошло 15 лет. Сейчас занимаюсь несколько другим. Мне очень интересно с точки зрения концепции, продукта, взаимодействия с людьми. Ну и просто интересно, что будет дальше.

,
504 просмотра
0
0

Анатолий Лебедев: микроб, бизнесмен, романтик..

2006-09-29T00:00:00+0600
Uralweb
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях