Сергей Чепиков

С возрастом начинаешь по-другому ценить время...

Досье: Чепиков Сергей Владимирович
Дата рождения — 30 января 1967 года
Место рождения — п. Хор, Хабаровский край.
Место жительства — г. Екатеринбург
Образование — высшее. Уральский Государственный Технический Университет. Факультет «Электроснабжение промышленных предприятий».
Знает четыре языка — английский, немецкий, датский и норвежский.
Женат, двое детей — сын Прохор и дочь Лиза.

Биатлоном начал заниматься в 1977 году. В сборной команде России — с 1985 года. Заслуженный мастер спорта (1988, биатлон). Мастер спорта международного класса (лыжные гонки). Чемпион СССР. Чемпион мира (1989) в командной гонке на 10 км. Серебряный (1989,1991,1993,2003,2005 — эстафета 4×7,5 км, 1990 — индивидуальная гонка на 20 км, 1993 — командная гонка на 10 км, 2005 — гонка преследования на 12,5 км и смешанная эстафета 4×6 км) и бронзовый (1990 — спринт на 10 км, 1991 — командная гонка на 10 км, 1993 — индивидуальная гонка на 20 км) призер чемпионатов мира. Победитель (1990, 1991) и бронзовый призер (1989) Кубков мира в общем зачете. Олимпийский чемпион в эстафете 4×7,5 км (1988) и в спринте на 10 км (1994). Серебряный (1992,1994 — эстафета 4×7,5 км) и бронзовый (1988 — спринт на 10 км) призер зимних Олимпийских игр. Участник пяти Олимпийских игр. Награжден орденами Знак Почета (1988), «За личное мужество» (1994).

— Сергей, я поняла, что вы по приезде в спортивную школу-интернат весили около 42 кг. Родители попытались вовлечь вас в спорт, или вы сам почувствовали его для себя необходимость?
— Родители даже и не пытались, видимо, собственная позиция. Я был активный в то время, играл в различные игры. И несколько моих одноклассников ходили в секцию биатлона, и я решил по их примеру записаться…

— Почему именно биатлон? Вообще, он кажется спортом для настоящих мужчин — там и выносливость, и меткость…
— Мне действительно очень нравилось стрелять. К тому же мой дедушка в городе Мантурово Костромской области, где мы жили, работал в тире. У меня были пульки, они втыкались, их можно было вытаскивать обратно и стрелять снова. Так я и делал. А лыжи мне никогда не нравились. Мне, честно говоря, больше нравился хоккей. Там больше эмоций, экспрессии, динамики, а лыжи — достаточно монотонный вид спорта. Биатлон показался мне в то время интереснее.

— В какой момент вы поняли, что будете большим спортсменом, что спорт станет вашей профессией?
— Да я и не думал на эту тему. Такие мысли стали появляться, когда пришли уже первые спортивные результаты — уже после 10 класса. И родители считали, что спортсменов проще берут в высшие учебные заведения. Они говорили «Вот, побегаешь, потом, может, поступишь в какой-нибудь институт, будешь инженером, как мы, и на этом твоя спортивная карьера закончится».

— Они не думали, что вы этим не ограничитесь?
— Да, потому что ни в каком колене у меня нет спортсменов, если брать предков.

— А певцы есть, у вас ведь баритон…
— Певцов тоже нет. Может, дети или внуки пойдут по этой дороге, не знаю. Дочь Лиза поет, ей скоро четыре года. Сыну сейчас тринадцать. Он не катается на лыжах, занимается футболом, ходит в мини-футбольный клуб «Синара». А Лиза еще совсем маленькая, ходит в детский садик и обожает кататься на лыжах — в отличие от Прохора. Он — просто ни в какую.

— Куда вы ходите кататься на лыжах?
— В парк около Училища олимпийского резерва, где я учился. Хотя сейчас морозы, особенно и не покатаешься. Сам я тренируюсь на учебно-спортивной базе Динамо по 12-ому километру. Это минут 15 езды на машине от моего дома. Я считаю, что это близко.
Тренируюсь уже постольку-поскольку, можно сказать, для здоровья. Сегодня вот у меня был сначала велоэргометр, потом в тренажерном зале, потом я плавал 20 минут в фитнес-клубе Экстрим. Это недалеко от дома. Вообще, с нынешним автомобильным движением хочется иметь объекты, где занимаешься, недалеко от дома. И вам наверняка тоже хочется заниматься где-нибудь поближе с работой.
Екатеринбург вообще не Москва, и если мне куда-то очень надо, то я бегу бегом. Добежать от дома до центра города — минут 15-20. Даже быстрее, чем на машине.

— Вас не пугает загазованность, вы не являетесь, как некоторые, ярым поборником здорового образа жизни во всем?
— Конечно, хотелось бы дышать более чистым воздухом. Но в автомобиле тоже — если нет угольного фильтра. Есть у вас угольный фильтр?

— У меня и автомобиля-то нет?
— Не пугает. Все равно ходишь, дышишь, гуляешь по этому городу, хотелось бы, чтобы меньше была загазованность.

— Никогда у вас не возникало мыслей о переезде? Не думали уехать в другой город, где чище воздух, зеленей трава, небо посиней?
— С этим городом связан уже круг знакомств, интересов. А если хочется куда-то съездить, можно путешествовать. Это сейчас вполне доступно. А так в целом все устраивает. Единственное, хотелось бы жить за городом. Потихоньку подбираю место. У меня несколько спортивных увлечений, хобби: горный велосипед, байдарка, бегать люблю. Поэтому мне место нужно такое, что бы соответствовало всем этим занятиям. Чтоб был пруд километров пять длиной.

— Когда вы бежите на лыжах, у меня, может быть, наивный вопрос…
— О чем я думаю?

— Да. Мало того, когда добежали до стрельбища, вам нужно восстановить дыхание, сконцентрироваться на стрельбе…
— Вот именно, чем и привлекает большой спорт, что когда бежишь, ты уже больше ни о чем не думаешь, как о гонке. Уже никаких мыслей о бытовых делах. Это, видимо, вынужденное состояние организма, вызванное колоссальным физическим напряжением. И чтобы организму сохранить силы, он старается ни на что не отвлекаться, автоматически отсекает все лишнее. Чувствуешь свое дыхание, какую-то информацию извне, от тренеров. Естественно, есть какие-то мысли, но все они — о гонке.

— Увлечение философией родилось в результате ваших занятий биатлоном или раньше?
— Мне кажется, есть разные люди. Есть — кто начинает задумываться, и те, кто живут более повседневной жизнью. Меня это зацепило еще в 1985 году, и у нас с командой в то время ездил замечательный психолог-философ. Мы очень много с ним общались и дружим до сих пор. Это Владимир Николаевич Рекунов, он уже на пенсии, живет в Украине. Он и привил мне первую любовь к мудрости, как переводится философия.

— Это помогло в достижении каких-то спортивных результатов, в жизни? Может быть, помогло стать таким, какой вы есть, или вы всегда были таким спокойным уравновешенным человеком?
— Мне кажется, это помогает. И это я сейчас спокойный. Когда бежишь, в гонке становишься взрывной. Сейчас такое состояние мнимой расслабленности. Это идет от большого спорта. Мы стараемся быть более спокойными, чтобы в нужный момент организм мог резко выбросить необходимые ресурсы. И когда выходишь на старт, ты как натянутая струна, меняются и движения, и речь. Сейчас просто не хочется напрягаться.

— Когда я позвонила, застала вас на каком-то совещании? У вас есть какой-то бизнес?
— Это не бизнес, это по моей партийной линии, в Единой России.

— Как они вас сумели заполучить? Это было обоюдоострое стремление, или посыл в основном шел с их стороны?
— Поначалу — с их стороны, и я подумал, почему бы нет.

— Что для вас политика? Тот самый адреналин, который вы так любите?
— Мне кажется, нынешняя наша государственная политика очень интересно ведется и правильно. И каждый, кто считает, что это так, должен в какой-то мере этому поспособствовать и помочь. Я просто не был исключением из этого числа.

— Вы видите себя в будущем политиком? Или, может, планируете заняться тренерской работой?
— Тренерской не хотелось бы. Я просто уже наездился. Очень много переездов, перелетов накопилось. Уже хочется осесть, периодически куда-то выбираясь. Перебор уже с самолетами, поездами, багажом. В самолет еще ведь с чехлом лыж идешь, да оружием, да чемодан огромный…

— С провозом оружия никогда проблем не возникало?)
— Раньше, лет пять-семь лет назад, можно было провозить его просто в багаже. Но с недавних пор запретили, и надо сдавать в определенную комнату, там уже передают пилотам, которые провозят оружие в кабине. А раньше мы просто складывали оружие в чемодан, еще когда ничего даже не просвечивалось. Все было просто, спокойно и мы беспрепятственно перемещались с оружием по стране.

— У вас есть любимые страны?
— Раз пятьдесят я уже был в Австрии. Мы там готовимся летом. Там есть ледник, где можно кататься на лыжах летом-осенью. Организму там очень комфортно? Если в Египте я себя достаточно тяжеловато чувствую, так как там сухо, где-нибудь на Майорке — тоже, там влажно слишком. А высокогорный воздух Австрии очень мне подходит. Где-то на полутора тысячах метров над уровнем моря чувствую себя превосходно.

— Когда вы успели выучить языки? Норвежский, финский, английский, немецкий…
— Английский учил в школе с первого класса. Немецкий выучил сам — на разговорном уровне, чтобы было достаточно. Норвежский — пока жил по контракту со спортивным клубом в Норвегии. Правда, начал учить его здесь. Учебников норвежского не было, пошел в нашу библиотеку Белинского, взял учебник и словарь норвежского. Отксерокопировал каждую страничку, отдал в переплет, мне сделали две толстых книжки, по которым я и учил норвежский.

— Если вы не станете тренером, кем вы себя видите лет через десять?
— Вот сейчас у меня период творческого поиска после завершения спортивной карьеры.
Кризиса среднего возраста не ощущаю. Хотелось бы, чтобы было достаточно свободного досуга, как говорил Мераб Мамардашвили, современный грузинский психолог — он считал, что основные и самые важные моменты жизни — наличие свободного досуга: почитать, погулять, потренироваться, послушать музыку. У Мамардашвили есть работа «Картезианские размышления». Еще он много пишет о Декарте…

— Вам какое направление философии ближе?
— Мне ближе современные, Иван Ильин, Бердяев, Хайдеггер…

— Когда вы находите время читать?
— Такое чувство, что в большом спорте у меня было больше времени читать — были более значительные промежутки между тренировками, с часу до пяти, например — когда тебя никто не беспокоил. Или вечером.

— А сколько у вас было тренировок раньше и сколько теперь?
— Раньше было две, а теперь по одной. Иногда короткая, иногда — длинная. Сегодня был только фитнес, завтра два часа — лыжи.

— Вы едите шоколад?
— Едим, мы все едим. После окончания спортивной карьеры, конечно, сел на диету. Потому что привычка организма кушать осталась, а тренировок стало меньше. Так можно очень быстро набрать вес — у меня весы и в спальне, и в ванной, везде? На самом деле это проблема.

— А что еще дает адреналин кроме спорта? Вы все-таки еще будете участвовать в серьезных соревнованиях?
— А вам бы хотелось?) Мне жалко стало времени, на тренировки уходит ежедневно по пять часов. С возрастом начинаешь по-другому ценить время. Уже все чаще хочется гулять, «не за столом, а старым тихим парком», как говорил Розенбаум. Вот такие мысли.
Музыку вот опять же. Я благодаря Интернету и ebay магазину купил в Америке колонки акустические 1978 года выпуска, привез их сюда с таким трудом, а послушать времени нет. Люблю джаз, классику, бардов.

— А как поживает фильм, который вы сняли с екатеринбургским режиссером Вячеславом Петуховым?
— Фильм-то хороший получается, смешной, с элементами комедии. Там еще Сергей Белов снимался, Павел Дралов из театра Музкомедии. Интересное было время. Пусть даже кино и не выйдет. Как-то так по судьбе шло, предложили, делать было нечего в это время.

— Кто у вас был в партнершах? У вас ведь там три постельных сцены по 20 минут каждая?)
— Откуда вы знаете?) Девушка была из Театра драмы.
(Звонит режиссеру фильма Вячеславу Петухову узнать, когда выйдет кино…
Режиссер отвечает, что кино снято, сделан черновой монтаж, не хватает только $20.000 на озвучку. Режиссер также отмечает, что за Сергеем нужен глаз, да глаз: психологи, тренеры, наставники… — ЮГ).

— Ходят слухи, что перед вашим «вторым пришествием в биатлон», в этом перерыве, вы намеревались поступить в консерваторию, даже брали уроки вокала и фортепьяно. Это правда, или вы такие утки про себя запускаете?
— Запускаю утки, что буду готовиться к десяти олимпийским играм, чтобы интересно было. Это вселяет оптимизм в людей.

— Это почему? Потому что вы фантазер по жизни, или любите народ дурить, или просто человек с хорошим ч/ю?
— Потому что я думал, что и правда буду готовиться к следующим олимпийским играм, но это зависит не от меня, а от спортивных результатов, которые я показываю. Если они недостаточно высоки, то никто меня уже на десятую олимпиаду, к сожалению, не возьмет.
Но мечтать никому не запрещается.

— Что вас сейчас в жизни греет, что вообще нужно для счастья?
— Как говорил Лермонтов, «я б хотел свободы и покоя…"

— Это в смысле забыться и заснуть?
— Но не тем холодным сном могилы. Хочется гармонии, гармоничной жизни. Чтобы приносить пользу опытом своим — Родине, людям. И развиваться в то же время, и наслаждаться жизнью, природой, общением…

— А вам не кажется, что политика достаточно суетное дело?
— Мне кажется, что даже если и так, мы должны что-то в этом изменить, быть честным, искренним политиком, откровенным, прямым. Вот этого чуть-чуть нашим политикам иногда не хватает. Часто лоббируют собственные интересы. Мне симпатичен наш президент, как он себя ведет, как говорит. Мысли его интересны. Как наша страна сейчас развивается.

— 23 февраля отмечаете? Будут вас поздравлять многочисленные?
— Поклонницы? Не люблю праздники, шумное застолье, веселье… Приятно собираться узким кругом за бутылочкой хорошего вина.

— Как вы считаете, занятия спортом развивают мозги?
— Ума нет, иди в пед, совсем дурак, на спортфак…
На самом деле, если спортсмен досуг свой посвящает более значимым каким-то вещам, а не игре в карты, то все будет хорошо.

— Что читаете сейчас?
— Есть такой американский современный философ Ральф Эмерсон. Помню, как-то в Украине зашел в книжный магазин, там был продавец, явно такой эрудированный, профессиональный дядечка, близкий по духу. И он говорит: «Что бы вы хотели?» Я в ответ: «Есть у вас что-нибудь уровня Кнута Гамсуна?» Он: «А, все понял! Вот вам Фридрих Дюрренматт, пятитомник, вот вам Эмерсон».

,
438 просмотров
0
0

Сергей Чепиков

2007-02-22T00:00:00+0500
Uralweb
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только пользователи Uralweb.ru
Зарегистрируйтесь или войдите с помощью других сервисов

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях