Сергей Безруков

Про сказки, грибы, Есенина и шефские концерты.

Детей, оставленных без попечения родителей, в Свердловской области около трех с половиной тысяч. Пятьдесят интернатов только по области. Такие дети и были основными слушателями и зрителями совместного концерта народного артиста РФ Сергея Безрукова и Уральского академического филармонического оркестра под управлением Энхе. «Играли» Экзюпери. Вернее, Безруков читал удивительную историю о Маленьком принце, а оркестр ему подыгрывал. Впечатление, скажу честно, сильнейшее.

Вообще, Сергей Безруков бывает в Екатеринбурге частенько. Недавно снимался в фильме про Демидовых, вместе с женой приезжал записывать русские народные сказки. Теперь вот с «Маленьким принцем». Эта сказка очень ему подходит, недаром журналисты окрестили артиста «солнечным мальчиком». Наивность в сочетании с мудростью, открытость и общительность — с четким соблюдением внутренних границ. И главное, искренность. То, что невозможно сыграть, тем более, перед детьми.

— Мне приятно, что здесь на Уральской земле меня явно любят, — начал Сергей, — очень тепло принимали все театральные работы, которые мы сюда привозили. Это один из городов, видевших практически все мои работы, все ипостаси, все, что я сделал. Так что оценка здесь для меня очень важна. Да и бываю я здесь очень часто.

Что касается «Маленького принца», впервые я прочел это замечательное произведение Экзюпери в Москве, в концертном зале им. Чайковского. И был безмерно рад, потому что впервые открыл для себя сочетание потрясающей музыкальной классики — Равеля, Дебюсси, с потрясающим по глубине, по силе воздействия рассказом. Говоря современным языком, это эзотерическое произведение! Для меня было важно детское восприятие. И когда я увидел, как они смотрят на меня своими маленькими глазками, я растерялся, потому что понял, что нужно что-то такое придумать для этого произведения, чтобы удержать внимание, особенно таких совсем маленьких. Нынче их было много…

И, тем не менее, я надеюсь, что они что-то поняли. Я думаю, что к детям нужно относиться всегда как к взрослым. Не надо делать им своеобразную скидку, мол, ну давайте, раз для детей, то пусть будет что-нибудь попроще. Мне кажется, такие гениальные и серьезные произведения, как «Маленький принц» нужно давать читать детям, даже самым маленьким. Авось, что-нибудь крохотное в этой маленькой головке полезное зародится. Истины, полные такой настоящей, истовой, преданной, самоотверженной любви. Любовь в какой-то степени жертвенна. Собственно, что представляет собой благотворительность? Это и есть та самая жертвенная любовь, которая дарит людям добро. Будь моя воля, я обязал бы моих коллег по актерскому цеху опять ездить с «шефскими концертами». Уж не знаю, как бы они к этому отнеслись… Батяня рассказывал о временах, когда в советское время они не только давали спектакли, но и ездили на так называемые шефские концерты.

Актеры, в свободное от работы время, собирали какую-то концертную программу, брали над каким-нибудь предприятием шефство и выезжали, что называется, «за банкет». За банкет! Отдачи актерской при этом было не меньше, чем на спектакле. Уважай зрителя, -учил меня отец. Особенно правильно это было бы в наше непростое время — не будем вслух произносить это самое слово — оно на самом деле — в головах! От жадности, по-моему, все это происходит. Люди зажрались. Столько денежек уже… Надо чем-то жертвовать. В это бы время такие проекты!.. Я сам так люблю читать со сцены, ну очень люблю! У отца была хорошая школа, он учился у знаменитого Дмитрия Журавлева, замечательного чтеца. Молодежь его не знает. Отец учил меня. В этом смысле мне повезло. И каждый раз, выходя на сцену, я получаю удовольствие. Не знаю, насколько я доставляю его зрителям… Но я обожаю читать со сцены! Это мхатовская традиция уважения к слову, которую я стараюсь не нарушать. Ведь зрители непростые люди, им надо донести слово так, чтобы кто-то плакал, а кто-то смеялся. Кто-то что-то для себя открыл новое. Сегодня мне было нетрудно. Трудно было вырваться с моим плотным графиком, у меня сплошняком репетиции нового спектакля — в театре. Но мы договорились, чтобы все получилось. Дети непростые, у них уж есть за плечами негативный опыт, потери. Им это особенно нужно и важно.

РУССКИЕ СКАЗКИ И ШЕФСКИЕ КОНЦЕРТЫ
В детстве я сам читал сказки запоем, мне их читали. Поражаюсь, почему их не читают сейчас?! Я помню великолепные сказки Льва Николаевича Толстого, Алексея Толстого, слушались они великолепно. Когда я отбирал сказки для нашего с Ириной (женой — ЮГ) диска, позвонил маме, спросил: «а не осталось у нас такой старой книжки в красном переплете, сказки?». Она поискала и нашла. И я обнаружил там свою любимейшую сказку, которую еще лет в семь знал наизусть и выходил читать на публику — бабушке с дедушкой. Это сказка про Шишка. Как-нибудь я ее прочту. Потом, когда стал читать и отбирать сказки, понял, Боже мой, сколько же там криминала, жестокости! Голову отрезали, на кусочки порубили, кто-то там в котле сварился… Думаю, дети такие кровавые подробности воспринимают по-другому, пропускают, что ли. Мне в детстве очень нравилось сказки читать. И я подумал, почему бы это не возродить? Пока записали шесть сказок, среди них «Репка», «Петушок золотой гребешок», другие. Мне кажется, это хорошее, доброе дело.

Поэтому я и призвал бы других актеров последовать моему примеру. Мне могут возразить, что, мол, у вас, Сергей, полно других, оплачиваемых проектов, спектаклей, а нам семью кормить надо. Но я ведь тоже не соглашаюсь на все подряд. Недавно отказался от трех картин — мне неинтересно. Если мне неинтересно, я отказываюсь. Лучше вон почитаю сказки, поиграю спектакли. …Я бы призвал как раз обеспеченных артистов, много сделавших в этой жизни, создавших себе имя. Вот к этому имени, к этой личности, вслед за ней и потянется молодежь. Конечно, заработать на этом практически невозможно. Я не призываю, мол, за мной, вперед! Невозможно призвать к благотворительности, это состояние души, внутренняя потребность. И если вы вспомните наших знаменитых меценатов, то поймете, что им важно было не просто дать средств, а приятно было гордиться плодами их дарений. Вот, театр построен — Саввой Морозовым, теперь в нем идет такой спектакль! Есть чувство гордости, что я что-то сделал. Не заработал и в копилку положил, а сделал для людей. И это, мне кажется, в характере русского человека. Тем более, сейчас, нужно жить сообща, держаться вместе. И по возможности помогать друг другу.

ПЛЕСЕНЬ
— Сергей, когда вы озвучивали фильм «Плесень», вам не казалось, что это сказка? Или, может, вас этот материал напугал, заставил серьезно задуматься?
— В каждой сказке есть доля сказки. Как обывателю, который многого не знал, мне, конечно, было интересно. То, что кое-что там было явно приукрашено — наверняка.
По истории граф Орлов, когда был в опале, был сослан в зачумленную столицу в качестве наказания, а с другой стороны, мне очень приятна сказка, что человек ради любимой женщины поехал, и энергией своей мысли поборол смерть. Хочется обратить внимание экспертов и историков, что история это самый темный предмет. Его можно изучать всю жизнь и все равно не изучить до конца. Ибо никто из ныне живущих историков в изучаемое время не жил. Они что-то все равно читали. То, что они читали, кто-то писал. Тот, кто это писал, тоже в то время не жил. Все эти летописи — собственно не факты, а отношение летописцев к тем или иным фактам.

Отсюда огромное количество небылиц, небывальщин, которые вырастают в некую историю нашей страны. Что из этих сказок было правдой? Никто не знает. Повторюсь, в случае с Орловым мне симпатична сказка о подвиге во имя любви.

Если же рассуждать о теме, поднятой в фильме «Плесень», согласен, что люди как зарабатывали, так и продолжают зарабатывать. Нужно изобретать все новые и новые лекарства, чтобы победить болезнь. Эти лекарства становятся все дороже и дороже — чем не гонка вооружений? Сначала уничтожим иммунитет, а потом будем зарабатывать на тех людях, которые остались без иммунитета. Я согласился озвучивать этот фильм потому, что мне было интересно, и я вспомнил, как когда-то в детстве смотрел научно-популярный фильм про грибы. Читал И.М.Смоктуновский. Я тогда оторваться от телевизора не мог, слушал про фотосинтез как зачарованный. Иннокентий Михайлович своим удивительным голосом рассказывал про фотосинтез, это было гениально! И я подумал, если такой великий мэтр, гений не гнушался этим, почему я должен отказываться?

— Где вам легче работать, на телевидении или на радио?
— Знаете, голосом, одним голосом работать, конечно, сложнее. Недавно вместе с Олегом Табаковым и Мариной Зудиной мы записали на радио «Культура» большой радиопроект под названием «Анна Каренина». Я читал за Вронского, Олег Павлович — за Каренина, Марина за Анну. Таким образом, та несбыточная мечта, которая не реализовалась в кино, досталась мне за кадром. Тут сложнее. Потому что в кино и на сцене есть глаза. Там можно ничего не говорить, глаза все скажут. А здесь нужно еще постараться, чтобы голосом передать все нюансы и оттенки настроения. Все пропускаешь через сердце.

Если сердце не чувствует, передать голосом сложно. Есть, наверное, такие мастера, что могут обмануть. Я не таков. Просто абстрактно читать я не умею.

ХУЛИГАН
Я люблю работать. Очень рад, что вышел диск «Хулиган», где я пою Есенина. В самом сериале было вырезано такое количество замечательных стихов, что возникла просто жажда, образовалась недосказанность. И тут уже мне никто не мешал — ни режиссер, ни монтажер. Я сам себе был хозяин. Я засел в студии, от души читал Есенина, а замечательный аранжировщик Леша Пономарев из Тольятти, сделал потом блестящие аранжировки. Записано девять новых песен на стихи Сергея Есенина.

Если получится, надеюсь, приеду в Екатеринбург уже с ними, покажу.

Сейчас в Санкт-Петербурге мы готовим спектакль, даже сложно это назвать спектаклем, это фрагмент, концерт… «Мистерия великого хулигана». Там заняты замечательные питерские актеры, они отлично двигаются, танцуют. Звучат скрипка, контрабас, гитара, клавиши. Очень красиво. И когда это все со стихами, с песнями, как раз и получается такой спектакль-мистерия. Жизнь великого хулигана проживается от начала и до конца. Надеюсь, сыграем этот спектакль и здесь, здесь же есть оркестр русских народных инструментов. Можно сделать вечер, я почитаю стихи и попою со сцены.

— Вы сыграли уже и Пушкина, и Есенина, и даже Моцарта… Большинству и не снилось. И все же, есть ли еще роль, которую мечтаете сыграть?
— Знаете, я честно могу сказать, что не представляю, что будет завтра. Вот я мечтал сыграть Сирано де Бержерака. Роль изысканная, ее кто только не играл, и все о ней мечтают. Это классика, история театра. Для каждого театра поставить эту пьесу — просто дело чести. И вот когда я начал ее репетировать, знакомые стали у меня спрашивать — а кого ты там играешь? — Как кого?! — Кристиана что ли? — Я говорю, почему сразу Кристиана? — Ну как, он молодой… Очень удивляются, когда говорю, что Сирано. Но почему? Сирано ведь не старый, он так же молод, как и Роксана, ему от силы тридцать шесть!

А еще мы сейчас снимаем сказку. Боюсь говорить, лучше подожду, пока выйдет. А то наговоришь, а потом… Это будет комедия, сделанная в лучших традициях старых советских комедий, комедий положений. Когда есть ситуации, есть актерские работы, и больше ничего!

,
2406 просмотров
9
0

Сергей Безруков

2009-03-06T00:00:00+0500
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Комментарии (всего: 1)
lr 7 марта 2009 года в 23:24
На второй фотке, не руки...лопаты
0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях