Ирина Хакамада

Душа поет, когда я на мотоцикле.

Беседовать с ней — сплошное удовольствие: живой ум, живой, образный язык, готовность расхохотаться в любой момент. Удивительное сочетание восточного спокойствия, хладнокровия и мудрости — с чисто русским пофигизмом. Здоровым пофигизмом, конечно. Он вполне укладывается в рамки ее жизненной системы. В Екатеринбурге она как раз ее и представляла. Это был не тренинг — она на этом настаивает — а мастер-класс. Передача жизненного опыта. Нам повезло поговорить с Ириной Муцуовной эксклюзивно. Начали с мудрости.

— Даже если вы обретете мудрость самостоятельно, — говорит Ирина, — потом выяснится, что все это уже есть в буддизме, даосизме, или христианстве…

— Вас можно назвать человеком верующим?

— Я человек верующий, но у меня разное отношение к Богу и — религиозным институтам. Как кандидат экономических наук, я эти понятия четко, цивилизованно разделяю. Я православная, крещеная. Но мы ищем мудрость и опору. А ее много везде — чуть в православии, но что-то не устраивает, чуть-чуть в даосизме, но что-то опять не то. Чуть в дзен-буддизме, и опять не полностью. Пытливый ум всегда ищет.

— Вы успели побывать членом КПСС. Из карьерных соображений?

— Я в 1988-м вступила, в 89-м ушла. Вступила из карьерных соображений, очень хотела преподавать политэкономию. Без партбилета меня взяли в ассистенты, но преподавать могли не позволить. Вот и вступила за бутылку коньяка, шучу, конечно. Но мне помог председатель райкома во ВТУЗе, очень хороший человек. Несмотря на квоту, согласно которой он должен был принять мальчика из рабочей семьи, он взял девочку — полуяпонку с родственниками за границей. Получил за меня три выговора. Я очень хорошо преподавала, но потом взяла и ушла в частный бизнес, решив строить буржуазное общество. С КПСС это уже не сочеталось. Под столом билетик на всякий случай не держала, была честной. В 1991 году пошла под танки, бороться до последнего…

Ирина Хакамада

— А в 2004 году баллотировались в президенты, неужели искренне надеялись одержать победу?

— Я же не сумасшедший, я адекватный человек. Мне нужно было собрать протест. Если ты не можешь победить, ты хотя бы должен консолидировать свой электорат. Должен что-то делать, делать и делать. А потом не делать. Так я ушла из политики.

— Вы, конечно, очень решительный, жесткий человек.

— Я очень мягкая, недаром вокруг меня мужчины вьются как мухи. Вокруг жестких деловых теток сильно не вьются, их боятся. Мягкая! Но до поры до времени. Если возникает очень серьезная ситуация, я, конечно, меняюсь.

— Ирина, что думаете о намерении олигарха Михаила Прохорова возглавить Союз Правых Сил? Недавно он его озвучил.

— И возглавит. Конечно, все лояльные люди понимают, что это будет проект, лояльный власти — ручная, правая оппозиция, более рыночная, более либеральная. Смешно рассуждать и осуждать. Но это максимально хороший вариант при нашем выборе. Хоть какая-то конкуренция, защита, пусть даже крупным капиталом, малого и среднего бизнеса. Они начнут спорить — не по вопросам политической системы, но по поводу экономических реформ. Начнут спорить с правительством и Единой России. Дай Бог, чтобы они прошли в парламент.

Ирина Хакамада

— Ваш кумир Екатерина II. Почему?

— Она проявила себя как большой государственный деятель, при том, что была немкой. При ней абсолютистская власть была сформирована и укреплена. Ведь все петровские завоевания привели к разрушению экономики. А при ней крестьяне начали обрастать жирком. Ее стремление к европейской культуре носило сбалансированный характер. Было запрещено вырывание ноздрей, закапывание в землю, сажание на кол — то варварство, что активно практиковалось при Петре. При Екатерине начали ставить прививки, чтобы дети не болели, создавать исламские комьюнити, впервые легализованные в России. Сбалансированный государственный стиль и очень профессиональная работа — вот что такое Екатерина II. Плюс к тому, она была крайне любвеобильной женщиной, что замечательно. Ее наши мужчины топчут за это. Но мой принцип следующий: несексуальный политик, не любящий себя, не чувствующий мир через призму физической энергии, людей не любит, к обществу относится равнодушно, и государственную работу делает жестоко как палач. При абсолютистской власти что спасает народ? Чувственный, чувствующий правитель, дарящий людям энергию добра и свободы. Такими были Александр Второй или Николай Второй. А вообще в России это не принято.

— Как насчет наших современных лидеров, насколько они сексуальны в вашем понимании?

— Выступления с голым торсом это не сексуальность, это мачизм. Настоящий мужик хочет показать, что молод, здоров, силен и имеет энергию. Так и есть на самом деле. И для многих девушек в России это сексуально. Но я имела в виду чувственную широту и доброту, чувственную энергию. У нас вообще в России мужчины неширокие. Размаха нет. Мы все больше видели это в фильмах про 19-й век. Наши люди закрытые, замученные своими комплексами.

Ирина Хакамада

— У вас есть своя коллекция одежды ХакаМа. Много уделяете этому внимания?

— Все существует благодаря модельеру Елене Макашовой. Это одежда негламурная, неширпотребная, и в то же время дизайнерская. По низким ценам. Это, конечно, не что-то ямамотовское, когда карманы растут из задницы, но она строго сексуальна. Прибыли пока невысокие, мы же шьем не в Италии, а в маленьком пошивочном цехе. Но коллекции в бутике в Сокольниках сметаются подчистую.

— Говорят, вы встречаете утро на велотренажере, глядя новости по телевизору. Потом свежевыжатый сок, кофе… А как же совет профессора Преображенского насчет вредности чтения газет перед едой, перед новым днем?

— Да, обязательно свежевыжатый сок и новости. Я выбрала канал РБК, там в основном экономика, быстрое перечисление ключевых событий. Цивилизованный человек должен быть в курсе.

Встаю я по-разному, но ложусь часа в три ночи, я сова. Так что деловые новости и велосипед по утрам — то, что надо.

Ирина Хакамада

— Какая вы бабушка?

— Да никакая! У меня же маленький ребенок, девочка, поэтому я скорее мама. Дочке 13 лет, мы вместе отдыхаем, болтаемся по всяким спектаклям, дням рождения. Я занята ею и — работой. Внучка прекрасная, тоненькая, играет в теннис, родители мечтают, что она станет звездой. Бабушки во мне нет, и тяги к этому нет. Очень спокойно отношусь и к внучкам, и к взрослым детям. А вот мама я беспокойная. Все должно быть чики-пики.

— Была у вас когда-нибудь несчастная любовь?

— Было, конечно. Мне было лет 27-28, второй брак. Честно хотела развестись и выйти замуж за этого человека. Влюбилась по уши. Обманула мужа, сказав, что хочу одна покататься на лыжах, приперлась к любимому. У него был шок. Ничего не вышло, одни унижения. И в какой-то момент я поняла, что хватит, любовь не завоюешь. Спровоцировала ссору и бросила трубку. Так, на эмоциях, уходить легче. Чтобы уйти нужна гордость, ну и разум, конечно. Потом, кстати, судьба повернулась, года через четыре я случайно встретила его, подвозила на машине. Человек завелся, а я исчезла. (Хохочет — Ю.Г.) Все уравновешено. Главное не спешить.

Ирина Хакамада

— Вы сегодня почти полностью в коричневом. Он считается чуть ли не цветом депрессии…

— Американцы считают, что это цвет земли. Это мудрость и доброта. Начинается все с брюк, к ним кофта, потом жилетка и башмаки. И оно поперло!.. Юбку надеваю зимой, даже в регионы. Платье люблю короткое, сапоги длинные. Летом для этого нужно загореть, это уже более подиумный вариант, ответственный. …Ой, у меня же последний прикол! Я на мотоцикле учусь кататься, хожу на курсы. Вся в синяках. Гонять потом не буду, плохо получается. Это для души. У меня душа поет, когда я на мотоцикле!

Выражаем благодарность VIP-терминалу Аэропорта «Кольцово» и РА «Студия 1»

,
3933 просмотра
7
3

Ирина Хакамада

2011-05-20T00:00:00+0600
Uralweb
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях