Анна Кирьянова

Мистика - это не полубезумные дамы..

Она утверждает, что не астролог. Хотя ее имя в нашем сознании прочно ассоциируется именно со звездами. У нее немного друзей и — очень много желающих пообщаться. Поэтому первая половина дня принадлежит пациентам, а вторая — писательству, конференциям, чтению новинок в области психологии, психоанализа, т. е. самосовершенствованию — ведь «нету этого — все, конец». Анна Кирьянова — обладательница двух университетских образований — философского и психологического, а также член Союза писателей и Литфонда России. Считает, однако, что психиатры — страшно зашоренные люди: «Когда один из них выходит из комнаты, другие говорят: «Вы заметили, он же немного того…»

— Анна, я недавно прочитала ваш рассказ «Распутин» в Интернете…
— У меня сразу встречный вопрос, кто ж их там размещает…

— Ну, очевидно, это популярность. Насколько описанное совпадает с вашими личными переживаниями в детстве? Там девочка чувствовала себя нелюбимой…
— Ну, это же художественное произведение, здесь трудно отделить вымысел от реальности. Но все мои произведения построены на фактических переживаниях. Можно придумать сюжет, интригу, но придумать переживание невозможно. Что касается недостатка любви, мне кажется, это знакомо каждому. Но есть другой рассказ «Мой драгоценный папочка», там описывается обратная ситуация. Это художественное творчество.

— Вы закончили философский факультет и сразу стали астрологом?
— Я никогда астрологом не становилась. Астролог — это очень узкое наименование. Да, я вела рубрику «Астрологические прогнозы» много лет назад. Но люди, которые ведут прогнозы погоды, совершенно необязательно являются метеорологами. Астрологию я долго изучала и достаточно хорошо ее знаю, сейчас мы делаем астро-психологические прогнозы с ИТАР-ТАСС. Однако, ежедневные прогнозы, которые вы слушаете по радио — они ну просто не имеют места быть. Потому что чтобы составить прогноз на неделю, необходимо по меньшей мере неделю работать: это кропотливейшие вычисления, анализ, интерпретация и только потом уже — готовый продукт. Поэтому то, что мы в данном случае слушаем — это некая шутка, развлечение, но не серьезный астропрогноз. Я не стала этим заниматься, это слишком большой труд. Хотя те прогнозы, которые мы делаем на ИТАР-ТАСС, — сбылись: падения самолетов, железнодорожные крушения. Чтобы делать прогнозы, нужно анализировать прошлое, смотреть на состояние психологии и биоритмов человека на определенный момент, и только тогда уже можно рассматривать положение светил. Когда берешь что-то оторванное от реальности, ничего хорошего не получается. Этим нужно заниматься профессионально.

— И все же какое-то время вы считались и работали астрологом?
— Нет, я всегда работала как психолог — прием людей, общение всегда осуществляла психологическое консультирование. Другое дело, что свои личные дарования я всегда использовала на полную катушку. Потому что единственное орудие психолога, ясновидца, целителя — его личность. Определенных клише — как человек должен работать — нет. Но если вы пришли к психологу, и он первым делом вытаскивает тесты и начинает вас проверять, это вас должно насторожить. Это говорит только о том, что ваши проблемы от этого человека — далеки. Так же как врач, который первым делом хватается за анализы, вместо того, чтобы смотреть на пациента, разговаривать с ним — плохой врач. Сейчас, к сожалению, распространен вот такой механистический подход. Он и вызвал разочарование огромного числа людей в психологии, ибо часто в случае тестирования личность психолога настолько блеклая, неинтересная, он настолько труслив в своих действиях, что не вызывает доверия. И как следствие человек не получает не только решения своих проблем (это не всегда возможно), но и эмоционального облегчения, катарсиса.

— О каких анализах в психологии может идти речь?
— В психологии используется масса методов — контент-анализ, тестирование. Науке психологии — 150 лет, она отпочковалась от философии. Представьте себе тесты и анализы в философии. Психология сделала попытку уйти от глобального понимания человеческой личности и пытаться ее каким-то образом просчитать. Это совершенно невозможно, потому что каждый человек уникален, и тот, кто работает с людьми, должен обладать уникальностью. У меня официальное психологическое образование, я не парапсихолог, не астропсихолог и считаю, что базовое образование должно быть обязательно. Если врач-самоучка не знает, где расположены печень и почки, и как работает селезенка, от такого врача нужно держаться подальше.

— И все же пытаться предсказать, спрогнозировать судьбу — возможно?
— Конечно. Мы же постоянно этим занимаемся. Мы даже хлеб с тарелки так просто не возьмем. Прогнозируем свое время, общение. Пенсионный фонд и прочее — это прогнозирование. И вдруг говорят, что спрогнозировать ничего нельзя, и человек кузнец своего счастья. Возможно. Однако вернемся к моменту рождения, еще Аристотель говорил, что «начало кладет отпечаток на всякое явление». Момент рождения, условия — от нас не зависят. Наша физиология, пол, имя, среда, в которой мы родились, родители, страна, где мы родились — разве все это зависит от нас? И вдруг в определенный момент жизни нам вдруг начинают внушать, что все зависит только от нас. Да конечно нет!
Сама наша личность от нас не зависит.

— Насколько тогда наша жизнь зависит от нас?
— Какой-то процент, безусловно, есть. Но надо учитывать, что вам при рождении уже дали нечто — конгломерат личности — с интеллектуальными особенностями. На одной из пресс-конференций как-то задали вопрос о так называемых self made людях — вроде, честь им и хвала, сами себя сделали… Так друзья мои, этим людям было из чего себя делать: Господь дал им руки, ноги, глаза. У этих людей, вероятно, больше воли, здоровья, больше способностей к власти, лучше работает голова. Поэтому когда люди начинают хвастаться и говорить: я всего добился сам, хочется вспомнить библейскую историю об Иове, который тоже, как помните, обладал очень большими богатствами, но Господь, поспоривший с дьяволом, решил его испытывать и отобрал у него все, что мог, включая его здоровье. И тот оказался «в рубище и на гноище». Поэтому нужно помнить, что есть судьбоносные вещи, определенная высшая программа, которая руководит нашей жизнью.

Мы при всем желании не сможем с вами сейчас взять и переселиться в 17 век, или по мановению руки стать храбрыми воинами. Да, нужно чего-то добиваться в жизни, но провидение или Господь так мудро все устроили, что мы обладаем определенным запасом личностных качеств. Важно — на что вы их потратите. Если человек одарен, то он сам знает, чего ему нужно добиваться. Потому что он хочет именно того, к чему имеет склонность. А склонность он имеет к тому, что ему близко. Это как с любовью: вот мы видим одного человека, и любим его. А другой нам безразличен, а третий — отвратителен. Опять же, даже в этом мы не властны над собой. Если бы мы могли выбирать себе объект любви, строить с ним отношения, как декларировалось в социалистические годы. Но даже в любви, даже в чувствах мы не властны над собой. И поэтому нужно просто уметь ситуацию воспринимать с удовольствием, с радостью. И, как сказала одна моя родственница, 80-летняя доктор медицинских наук, «жизнь требует от человека очень большого мужества». А посему мне кажется, даже суть моей работы — в том, чтобы человек воодушевлять, подбадривать и даже где-то принуждать к мужеству.

Потому что сейчас в психологии, в астрологии идет тенденция переноса ответственности. На звезды, на плохую личную жизнь. А оправдывать свои недостатки, слабости, слезы тем, что где-то тебя недолюбили, расстроили — ни в коем случае нельзя. Конечно, родители оказывают на нас влияние; и недостаток родительской любви, как и ее избыток, налагают свой отпечаток. Но, повторюсь, мужество предполагает ответственность, взятую на себя. И хотя мы судьбу признаем: почему один человек заболевает саркомой и умирает в 10 лет в муках, а другой — нацистский преступник живет себе до 90-х в полнейшем здравии где-нибудь в Колумбии, и ничего… Никто не знает. Есть вещи, на которые мы не знаем ответа, или ответ наш будет примитивным до крайности. Знаете, падает мальчик, руками махая, видно, у мальчика карма плохая…

Это из моих смешных лемириков. Женщина одна как-то позвонила мне на прямой эфир, у сына украли сотовый, видимо, что-то с кармой… Когда человек начинает искать оправдание, объяснение — вот ребенок умер, видимо, Бог наказал, — это чисто мещанская мораль. Бог настолько непостигаем с помощью нашего разума, а наш набор человеческих качеств настолько узок: мы видим очень мало, слышим меньше, чем летучая мышь. Мы слабые. Мозг может и мощный, но это всего лишь телевизор, телеэкран, через который транслируется наше сознание. Поломка в мозгу — вот вам и шизофрения. Кстати, в 1854 году Корсаков впервые описал это заболевание, раньше ее не было. Она появилась вместе с усложнением человеческой цивилизации. Первое ее название было «дизнуйя» (дизнуия), что означало разрозненность сознания. Человеческое сознание сравнивали с книгой, в которой перепутаны листы. Интеллект при шизофрении не страдает. Как ни парадоксально. Непонятно, почему, отчего. Один человек переходит дорогу, а другой его сбивает, ни в чем не повинный. Искать здесь причинно-следственные связи — признак примитивно и мещански настроенных людей. Довлатов писал, что мещане — это люди, которые уверены, что у них должно быть все хорошо. И когда это «должно быть» нарушается, они оказываются во фрустрации.

— Выходит, американцы — мещане?
— Конечно. Дело в том, что желание продлить свою жизнь до мафусаилова века — избежать смерти во что бы то ни стало, когда смерть кажется чем-то ужасным, разговоры лишь о вирусах, анализах — это нормальное мещанство. Ведь человек смертен, и как говорил Воланд, внезапно смертен. Мы должны более спокойно относиться к тому, что мы пришли сюда не по своей воле, и страдаем болезнями, и не по своей воле уходим. Легче всего обвинить кого-то. Цветаева в своих дневниках 20-х годов пишет о знакомой старой деве, которая на рассказ о любой болезни говорила: «Заразился!» — т. е. такой стародевический психоз — объяснять все тем, что человек плохо себя вел, и поэтому умер.

— Действительно, если что-то не ладится в жизни, начинаешь обвинять себя…
— Обвинять себя не надо. Надо поменять позицию. Моя работа заключается в чем? Это зеркало. Вот человек приходит, и мы смотрим, что с ним происходит, почему это происходит, какие-то вещи — мы же здравые люди — можно поменять. Скажем, проблемы личного характера могут быть связаны с поведением — поведенческие реакции меняются, соответственно, улучшается ситуация. Я же не оторвавшийся от жизни колдун-Нострадамус. Попытки что-то из меня слепить разрушались даже с помощью моего литературного творчества, которое пронизано здравым смыслом. Что же касается мистики, мистика это не полубезумные дамы в расшитых золотом одеждах; это тайна, которая присутствует в повседневной жизни. Как часто мы думаем о чем-то, и с телевизора нам отвечают в ответ на наши мысли. Это просто знаки, их не надо расшифровывать. Вот мы думаем о человеке, он появляется. Или сновидения наши реализуются. Но как писал профессор-психолог Этенберг из Тель-Авива, феномены мистические подобны падающей звезде, они возникают как озарения, и тут же исчезают. Фрейд писал в своей работе: «Психоанализ и оккультизм» о том, что ясновидение присуще психоаналитикам. Но феномен этот нельзя пощупать и зафиксировать с помощью приборов, барометров и прочих учетных машин.

— И все же, как быть с падающими самолетами?
— Как я написала, все так с самолетами и случилось. Почему — не знаю. Знаю только, что этот период для России связан с ужасными авиационными катастрофами. Очевидно, это какие-то биоритмы. Дело не в том, верю я в Чумака или не верю. Но вот рассказывали, что группа ученых попросила его в лаборатории понизить температуру на 10 градусов. Он понизил. Они говорят: «Так, хорошо, а теперь повысьте на 10 градусов». Он повысил. А ему говорят: «А теперь объясните нам, как вы это делаете. В чем физика?». Он не знает, застрял. Точно так же спросите художника — как он нарисовал такую картину? Он говорит: я краски беру, рисую… Понятно, но все же — как? В чем суть? Правильно? Почему у вас получаются талантливые картины? Никогда человек на этот вопрос не ответит. Равно как талантливый артист не сможет ответить, как ему удалось так потрясающе войти в образ, сыграть, не сможет объяснить тайну обаяния своего, таланта. Если возвращаться к образу Распутина, о котором я писала, его нельзя разложить по полочкам и объяснить. Вообще, биографические книги, как правило, терпят полный крах, потому что мы видим психопата, алкоголика, невротика. И возникает вопрос: откуда тогда брались духовный талант, стихи? Поэтому поверить алгеброй гармонию нельзя, и пусть эти феномены существуют в том виде, в каком они существуют.

— Это хорошо, но как быть с самолетами?)
— Если я знаю, что это произойдет, я об этом говорю. Это не значит, что я сижу за кассовым аппаратом и «ясновижу». Иногда мне приносят фотографию, и я говорю: «Извините, я не смогу работать с вашим мужем, у него суицидальные мысли, он хочет покончить с собой, я вряд ли вам помогу». Как я это делаю, не знаю. Так же как есть талантливые врачи, которые могут поставить диагноз даже еще до того, как человек начал что-либо им говорить. Есть вещи, которые логически объяснить невозможно.

— Православная церковь считает, что подобные «дары», имеющиеся у человека, они — не от Бога, они плохи, это большое «искушение»…
— Я не занимаюсь предсказанием, это нормальная психологическая работа. Я использую те способности, которыми меня наделила природа; и отношение ко мне зулусских священнослужителей, монгольских далай лам, наших священников меня не интересует. Сначала, друзья мои, получите образование в области философии и психологии, потом мы на равных будем разговаривать. Если, извините, человек смутно представляет себе эту работу, вообще не понимает природы гипнотического воздействия… Пожалуйста, пример из практики. Женщина мужа ведет на кодирование. Алкоголизм достиг уже тяжелой стадии, когда идет разрушение личности и т. д. Они заходят в церковь, и священник им говорит, что грешно подвергаться гипнотическому воздействию. Как следствие, человек в результате продолжает пить, потому что пьянство оказывается меньшим грехом по сравнению с применением лечебных мер. Так объясните мне, почему вербальное воздействие, почему эмоционально-стрессовая терапия считаются ведьминским изобретением? Хотя горы учебников написаны на эту тему, объяснен механизм, как это происходит. Есть и другие примеры.

Мы говорили с одним священником, онкологом по специальности, он был учеником моего дедушки, завкафедрой радиологии Мединститута. Прекрасно разговаривали, обсуждали тот факт, что коррелируют факты депрессии и количество онкологии. О том, что онкология признана психосоматическим заболеванием, т. е. возникающим на нервной почве. Это совершенно официальные вещи. Никто никого не обижал и не расстраивал. Люди должны общаться на профессиональном уровне.

Как говорит один сектант, пастор Вике, психоанализ — это колдовство: брякнется бабка оземь, оборотиться свиньей, хрюкнет и побежит. Вот тебе и психоанализ. Люди нередко не понимают, о чем говорят. Зачастую уровень тех же журналистов настолько низок, что они в принципе не понимают, о чем человек им говорит. Иногда дашь интервью, а потом читаешь и поражаешься своему «скудоумию», коротким, рубленым фразам… Когда мы общаемся — в сознании другого человека происходит интерпретация той информации, которую он от вас получает. И хоть ты тут замечись бисером — он воспроизведет все именно так, как он это понял. И, к сожалению, из-за этого меня называли астрологом, из-за этого возникали разговоры о колдовстве и т. д.

Нет колдовства. Есть огромная интуиция, есть огромный образовательный ценз — потому что самообразованием я продолжаю заниматься каждый день. Есть литературная речь — если этого не будет, нечего делать на этом месте… Нужно каждый день совершенствоваться, познавать новое, и только тогда тебя не оставят эти силы. Первый признак личности — она все время хочет получать информацию, узнавать что-то новое. Человек несовершенствующийся деградирует моментально.

Психиатр Карл Густав Юнг писал, что его посещают ангелы, он с ними общается. Был ли Юнг ненормальным? В определенном смысле — наверняка. Но его мысли, научные степени… Он не врал. Ангелы посещали его. Если какой-то священник или слесарь Ваня Гадов считают, что это были дьяволы, это их личное мнение. Потому что можно смотреть на картину и восхищаться ее красотой, а можно видеть голую бабу, которой хочется пририсовать купальник, нехай носит.

— У вас лично бывали ситуации, когда вы находились в затруднительном положении, не знали, что делать?
— Да всегда. Человеку должно быть трудно, потому что если нам легко, мы перестаем сочувствовать, сопереживать и понимать других людей. Человек должен искренне, эмоционально на что-то реагировать. Главный симптом деформации личности у моих коллег — эмоциональная холодность. Они вообще перестают людей воспринимать как людей. А у меня на каждого человека идут громадные эмоциональные затраты. Потому что если сам не прочувствовал, не терял близких, не переживал боль, разочарования, страдания… Очень здорово это описано в книге нашего известного хирурга Амосова. У него был коллега, врач, который во время операций откачивал у больных жидкость из брюшной полости без анестезии — просто так, иглой. Вроде, не такая ужасная боль: укол, только более болезненный. И Амосов как-то вызвал его в коридор, взял и ткнул ему в живот иглой, конечно стерилизованной. Тот закричал… Амосов спрашивает: «Вам больно, коллега? А почему вы считаете, что людям не больно?» Это хороший пример. Все люди, которые чего-то достигли — в хирургии, в психологии, неважно, где — это личности, которые умеют сопереживать. Возьмите Нострадамуса, который во время эпидемии чумы ходил по домам и, как мог, дарил людям исцеление с помощью розовых лепестков. Исцеление, конечно, вряд ли, но психотерапевтическое воздействие было очень мощным: когда человек тебя не боится, приближается, лечит.

— Тут надо быть по крайней мере добрым человеком, сострадательным…
— Только вот не надо этого слова. Добрый необязательно мягкий, утешающий. Сострадание проявляется в критических ситуациях. Узнать, добрый ли человек, мы сможем тогда, когда наш Титаник пойдет ко дну. Согласны? Вот мой дедушка всегда на меня обзывался и кричал, когда я занималась. Но добрее человека я в жизни не знала.

— Ну, можно быть еще «добреньким»…
— Совершенно верно. Знала я одну женщину — детского психиатра. Говорились такие слова: человек — частичка Бога и т. д. Я посмотрела на ее общение с больными. Они ей не нужны, она чихать на них хотела. Говорила: это же шизофреник, он никогда не выздоровеет, это распад личности, кататония. Вон, смотрите, какой смешной урод…
Очень часто за добрыми ласковыми словами скрывается презрение к людям, святошество, ханжество… Слов: «Мы должны быть добрыми, станем добрее» — я вообще не переношу, на деле такой человек ничего для вас не сделает.

— Онкология — если снова о ней — не есть затаенная, невысказанная обида?
— В последнее время пришли к выводу, что, как правило, болеют люди ответственные, очень переживающие за близких, посвятившие свою жизнь кому-то. Очевидно, здесь есть какие-то подавленные, нереализованные желания. Такие люди ходят по выходным с детьми в театр, хорошо себя ведут, а потом — погибают. Очевидно, иногда нам всем нужно похулиганить, повеселить себя, совершить что-то плохое, плюнуть дяденьке на шляпу. Иногда мы должны себе это позволить. Недаром Омар Хайям писал свои знаменитые рубайяты на полях своих научных рукописей. Попишет свои страшные формулы, раз — и стих.

— Моя одноклассница как-то приходила к вам — у них в семье было все — полная чаша. Только детей не могли завести, ну никак. И вы ей сказали, мол, расслабься, у тебя ребенок будет. И сейчас она ждет двойню…
— Хорошо, это часто бывает. Не знаю, почему. Но твердо знаю, что в некоторых случаях после приема женщины нормально беременеют и рожают. Но если я вижу, что человеку суждено родить, я говорю, что он родит. Не могу это объяснить. Видимо, я и получила такое образование, чтобы объяснять свою работу. Но очень часто настойчивое желание беременности оборачивается бесплодием. Неслучайно у жены Николая II — Алекс была ложная беременность, внушенная ей шарлатанами. Механизмы беременности и зачатия вообще таинственны. Никто не знает, как так — ничего не было, и вдруг — жизнь. Иногда человек предохраняется, и — беременеет. Иногда человек ждет этого ребенка, абсолютно здоров и — ничего. Иногда действительно надо расслабиться и довериться течению судьбы. Порой наши проблемы связаны как раз не с тем, что мы ничего не хотим делать, а с тем, что мы хотим делать и контролировать все — сами. Ребенок натягивает левый ботинок на правую ногу — но — сам! Еще раз — иногда надо довериться судьбе. Ведь если бы Господь, провидение, судьба, высшие силы не заботились о нас — мы бы померли в первые дни после рождения. Или вообще не родились бы. Мы для чего-то здесь присутствуем, и о нас есть, кому позаботиться, уверяю вас.

— А если женщина, скажем, сделала аборт? По глупости, в состоянии аффекта?
— Глупо повторять, что это грех и т. д. Человека трудно судить, он настолько раним, трудно понять, что у него в душе. И извините, бывают такие чудовищные стечения обстоятельств. Осуждать — занятие людей примитивных. К тому же, очень часто они потом неожиданно для себя попадают ровно в такие же обстоятельства. Сами оказываются в ужасном положении, возмущаются — ведь они-то так себя не вели! Почему со мной-то?.. Но вот это метафизические вещи. Я их стараюсь не затрагивать. Есть работа, я ею занимаюсь.

— Один ваш герой из рассказа «Распутин» говорит, что на земле человеку не надо ни к чему стремиться, только к Богу…
— Ну это не так, конечно. Но иногда наши стремления, например, к приобретению нового шкафа, затмевают все остальное. Как писал Гейне, мы же горькие страдальцы, если жмет ботинок пальцы… Действительно человеческой природе свойственно, увлекаясь малым, забывать о каких-то важных вещах. И очень часто человек, который в жизни много пережил, как раз мудрее, добрее, с ним легче. И наоборот, человек, ничего такого в жизни не испытавший, столкнувшись с пустяковой проблемой: предположим, муж ушел, — выдает душераздирающие реакции, замыкается на этой проблеме. Он считал, что с ним ничего подобного не может произойти. Поэтому много испытаний — это хорошо.

— Что такое любовь? Можно ли без нее связывать с человеком свою жизнь?
— Все зависит от человеческой личности, что вы понимаете под любовью. Один человек жадно ждет от другого знаков внимания, не получая их, начинает расстраивается. Другой — жертвенная натура, которая объект своей любви так подавляет этой заботой, что мало не покажется… Третий вообще духовно возвышенный: «англичанин мистер Хоуп смотрит в длинный телескоп, и не видит ничего, что под носом у него» Понимаете?
Так каждый человек под любовью понимает что-то свое. Так вот мне кажется, что какой любви человек достоин, как он ее воспринимает, он такую обязательно встретит.

— У вас прослеживается мысль — что все, что ни делается, к лучшему. Такой здоровый оптимизм.:)
— Одна писательница умерла, она была не очень счастливая, одинока. И когда она умирала, последними словами было: «Боже, спасибо — все это было так интересно!». Вот мне и кажется, что надо жить интересно. События, которые происходят в нашем жизненном сериале, надо воспринимать как интересные, и — ждать следующей серии с удовольствием. Тогда и жизнь приобретает иной смысл. Мы перестаем обижаться на близких, мучиться. Конечно, каждый из нас, актеров, играет в сериале в зависимости от своего таланта. Но совершенно невозможно поменять тот сценарий, который есть.

— Извините, но я снова про самолеты? :) Вот мне надо лететь, но я боюсь…
— Я тоже боюсь. Долг ведет нас в дорогу. Лишний раз пользоваться услугами авиатранспорта в конце августа — начале сентября я не советую. Но судьба все равно предначертана, и поэтому уж так сильно бояться… Как написал Станислав Пек, мы заражены микробами, палочками Коха и прочее, но мы же не думаем об этом…
Точно так же и тут. Выходя на улицу, мы можем мгновенно попасть под машину. Не скажу, что я всегда летаю с улыбкой на губах. Но всегда приятно, когда садишься в Кольцово в самолет, слышать: «О, Кирьянова с нами летит, наверное, мы не упадем…».

Насколько стресс может быть позитивным для человека?
— Вот когда мы начинаем садиться и плакать, тогда стресс превращается в дистресс, и это уже плохо. Одному человеку дашь пинок, и он проснется и побежит. А другой — упадет, зарыдает. Вот тот, который упал, зарыдал — он проиграл.

— Вы свою жизнь прогнозируете?
— Более или менее. Не будем забывать, что наша жизнь зависит от наших близких. И надо стараться жить одним днем. Прогнозы нужны, когда мы в сложной ситуации: человек попал в тюрьму, заболел, кризис. Надо знать, есть ли выход, к чему готовиться. А так просто сидеть — прогнозировать — ни к чему. Смысла большого нет. Только в какие-то решительные, узловые моменты жизни. Если все время делать прогнозы, жизнь превратится в жизнь будущим.

,
670 просмотров
0
0

Анна Кирьянова

2006-09-12T00:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях