Олег Львович Аксельрод

Перед началом каждого летнего сезона мне бывает стыдно за цены
Олег Аксельрод закончил металлургический факультет УПИ, теорию металлургических процессов. К сожалению, — как говорит он сам, — это произошло в 1988 году, когда наука была в очень плачевном состоянии. Два года он проработал на кафедре, и ушел затем работать в турфирму, организованную друзьями. Об уходе из науки отчасти сожалеет до сих пор — говорит, страна вложила в него достаточно много, УПИ он окончил с красным дипломом, и явно мог пригодиться металлургической науке.
Позднее, утверждает Олег Львович, он еще несколько раз пытался сменить род занятий, но «нигде не бывает так интересно, как в туризме. Это работа для фанатов и, видимо, я — один из них».

— Резкий рост цен цены на топливо и увеличение топливных сборов в этом туристическом сезоне стал неприятным сюрпризом для многих туристов. Как все это ударило по рынку?
— Конечно, рынку это очень неприятно. И не так страшен рост цен. Говорю не как вице-президент ассоциации по туризму, а как директор турфирмы с 15-летним стажем — перед началом каждого летнего сезона мне бывает стыдно за цены этого сезона. Обычно каждый год в середине мая этот стыд проходит. А в этом же году он не прошел. Мне до сих пор стыдно за те цены, которые есть на рынке. С одной стороны, я понимаю, что они объективны, что билет стоит столько-то, что вот небольшая, как обычно, накрутка турфирмы, и все. Но в итоге получается такое!

— Т. е. все делается исключительно с учетом инфляции, чтобы выжить…

— Стоимость билетов сильно завязана на стоимости нефти на мировом рынке, на стоимости авиакеросина. К тому же у нас в Екатеринбурге нет достаточно экономичных моделей самолетов: например, Боингов 767, 757, 777. Те Эйрбасы, которые у нас есть, тоже хорошие, но рассчитаны на среднемагистральные перелеты и не очень экономичны. И те Ил-86, которые у нас есть, тоже по цене могли бы быть экономичней.
Если во всем мире есть так называемые компании-дискаунтеры, позволяющие за счет использования современных экономичных самолетов и экономии на всем (продаже билетов через Интернет, например) летать по Европе за 15 — 20 евро, то у нас таких цен быть не может, потому что у нас объективно 70% стоимости авиаперелета это стоимость авиакеросина.

— Олег Львович, сейчас рассказывают много страшилок про аварии и гибель туристов в Египте, про какие-то бытовые недочеты, когда туристов отказываются селить в заявленные сначала номера и т. д. Как вы прокомментируете эту ситуацию, как туроператоры справляются с этими проблемами?

—  Про аварии в Египте и Турции. Давайте поймем, что авария, к сожалению, это компонент нашей жизни. Никто ведь не считает, сколько людей погибает у нас в России. А это ведь статистика. Если за год в ту же Турцию ездит порядка двух миллиона наших граждан, а в Египет — миллион наших граждан, то часть из них гибнет в авариях просто статистически.
Конечно, турки и египтяне нанимают водить автобусы не самых цивилизованных людей. И по мере очень сильного роста перевозок, турки не вполне успевают готовить хороших водителей. Плюс там действительно сложные условия — есть сложнейшие горные дороги, на которых существует опасность аварий.

— Насколько знаю, не советуют покупать туры, что называется, «с рук».

— Дело в том, что когда туристы покупают туры у принимающих компаний, те, как правило, чтобы закрыть места в самолетах, сильно демпингуют с ценой отелей. Поэтому основной доход принимающей фирмы — это продажа экскурсий и шопинг, и у принимающих фирм дополнительные услуги по определению дорогие, потому что окупают работу всех гидов, трансферы. Извините, если принимающая турецкая фирма за трансферы из аэропорта до дальней точки Кемера и обратно берет 10-12 долларов. Это же совсем ничего на фоне нынешней стоимости бензина!
Поэтому нужно понимать, что стоимость экскурсии у принимающих фирмы выше, чем просто на улице, где не нужно содержать такое количество персонала, гидов, обслуживания — у них не столь сложная экономика.

— Олег Львович, каковы перспективы развития выездного туризма на Урале? Смогут ли позволить себе поездки в зарубежье большее число людей? Или тенденция по-прежнему к расслоению общества?
— Экономическая ситуация в нашей стране идет на поправку, но процесс этот очень постепенный. И если 7 процентов россиян могут себе позволить организованный отдых, то это большое количество. При всем при этом, 3 процента — загрантуризм, 3-5 процентов — внутренний туризм. Нам есть куда расти, но расти надо не только нам. Сейчас все зависит от роста благосостояния народа. Естественно, если человек поехал один раз отдыхать за рубеж, он уже подсаживается, начинает копить на это деньги. Поэтому у людей, у которых есть деньги, нет альтернативы — им хочется в отпуск обязательно поехать куда-нибудь, поскольку впечатления значительно сильней, нежели при стоянии на даче кверху попой.

— Давайте закончим с выездным туризмом. Как складываются дела с туризмом въездным?
— Надо понимать, что нас в первую очередь интересует приток капитала в местный турбизнес: в отели, санатории, базы отдыха. Для того, чтобы люди сюда приезжали как туристы, нужно сделать слишком много, и непонятно когда это начнет окупаться. Сейчас к нам сюда приезжает много деловых путешественников, бизнесменов, не с целью развлечься, с целью сделать бизнес. Гостиницы и рестораны заполнены. Нам с вами от этого ведь все равно хорошо! Дополнительные экскурсии они берут. Давайте разделим въездной туризм на компоненты. Во-первых, у нас есть такая вещь, как внутренний туризм. Вы представляете, какое количество санаториев, баз отдыха, гостиниц, коттеджей есть у нас на территории области? Чуть ли не миллион человек каждый год посещает их, выезжает куда-то на выходные. И проблема внутреннего туризма — инфраструктура. Конечно, нам было бы приятно, если бы к нам приезжали отдыхающие из других регионов. Но, во-первых, в этих регионах есть свои санатории, а во-вторых, наши санатории итак все время полны нашими земляками!

— Т. е. иностранцы здесь нам в качестве отдыхающих как бы и не нужны…

— Иностранцы нам нужны, потому что приток иностранных туристов предполагает приток валюты извне. Это очень полезно с экономической точки зрения. Но если в год приезжает с туристическими целями полторы тысячи иностранцев, даже если прирост составит 500 процентов, и их приедет 7-9 тысяч, это все равно не позволит сильно развить инфраструктуру. У нас явно не будет такого количества туристов, как в Турции, Греции, Испании, Франции. Нам просто нужно это поступательно развивать и приращивать понемногу. А вот то, что у нас планируется большой прирост прибытий бизнесменов -100, 200, 300 процентов — это факт. Их будет ехать к нам очень много, потому что Урал становится все более привлекательным в экономическом, инвестиционном плане. И я думаю, что приезд сюда бизнесмена много более полезен для региона, чем приезд сюда туриста. Турист приехал, заплатил 500 долларов за размещение, еще 500 долларов потратил здесь. Приехал же бизнесмен — заплатил 1000-2000 долларов за размещение и вложил сюда еще 500 тысяч — миллион в качестве инвестиций. Понятно, что нам это интересно, и в первую очередь нужно выстраивать инфраструктуру обслуживания здесь деловых путешественников. Другое дело, что деловые путешественники приезжают главным образом в будние дни, и нам было бы нелишним развить сейчас структуру оказания этим людям дополнительных услуг по выходным.

— Куда бы вы повезли иностранцев на выходные?
— Синячиха, Верхотурье, Нижний Тагил, Невьянск. Мест очень много, эти экскурсии постоянно организуются. Самое главное, сделать эту структуру накатанной. Чтобы как можно больше бизнесменов могли присоединяться к этим турам. Чтобы они не только были здесь в будние дни, но оставались на выходные. Поэтому основная цель всех принимающих турфирм — создание разных вариантов так называемых pre-convention tours и post-convention tours. Т. е. организовать досуг бизнесменов за день до или после выставки, конференции, мероприятия.

— И все же даже директора турфирм отмечают, что организация экскурсионного отдыха в области находится в довольно запущенном состоянии. Если везти куда-то иностранцев, — кафе, места общего пользования — оставляют желать лучшего
.
— Проблема в том, что это невозможно подгадать под иностранца. И вообще, самое дорогое, что есть, это инфраструктура: дороги, те здания, которые находятся вдоль дорог. Мы не можем, чтобы привлечь сюда 20000 туристов, ради них покрасить фасады, проложить дороги. Это десятки и сотни миллионов долларов. И дороги мы должны делать не для туристов, а для самих себя. Ведь из Екатеринбурга в Верхотурье ездят сотни тысяч паломников и экскурсантов — наших с вами земляков. Мы с вами каждый год ездим в Верхотурье, поклониться святым мощам, посмотреть на памятники. Зачем строить что-то для иностранцев? Нужно построить для нас. Для ста тысяч нас построить проще и реальнее, чем для мифических десяти тысяч иностранцев.

— Будет ли что-то делаться в этом направлении?
— Это, видимо, задача крупных холдингов, которые начинают инвестировать во внутренний туризм. Сейчас начинают благоустраиваться загородные санатории, базы отдыха. Я ездил на эти выходные в «Остров сокровищ». На территории старого пионерского лагеря построено несколько корпусов, и все стало достаточно цивильно. Благоустройство постепенно, но идет. И не зарубежные туристы, не иностранные гости будут давать импульс этому, а наши россияне.
Неудивительно, что за рубежом везде так любят русских туристов. Потому что если немец приезжает отдыхать в Турцию, он берет с собой пять евро в день на кружку пива, тратит их, и больше ничего. А если русский приезжает отдыхать, он тратит в день сколько угодно денег. Точно так же русские будут тратить много больше денег и на наших внутренних маршрутах. Это просто специфика русского характера, который если отдыхает, то — «раззудись плечо, размахнись рука!».

— Получается, что нам как бы и не очень надо, и нет у нас такого основательного бренда, мол, вот, Урал…
— Нет, нам это конечно надо. И огромные усилия тратятся в последнее время регионом на раскручивание собственного имиджа, и в туристическом, и в каком угодно плане. Каждый год представительства города и области выезжают на крупнейшие туристические выставки в Берлин и Лондон. Они там участвуют, предлагают услуги, и приток гостей есть. Но в первую очередь это все равно бизнесмены. Вот я люблю КВН. И сравните -почему такие большие деньги и усилия вкладывают некоторые регионы в свои команды КВН? Видимо, после того, как тот же Дагестан создал прекрасную команду, ставшую чемпионом, их узнали, стали больше доверять. Их бизнес в целом пошел лучше! Мы точно так же «раскручиваем» Урал на мировом рынке как туристическое направление. Не только для того, чтобы сюда поехали туристы, а для того, чтобы просто к нам Европа и мир еще раз повернулись лицом. Чтобы они поняли, что мы открытый регион, что к нам можно ездить, сотрудничать с нами, инвестировать. Туризм это часть международного сотрудничества.

— Вы так много путешествовали, никогда не хотелось остаться где-нибудь?
— На эту тему есть хороший старый анекдот. Человек умирает, и где-то на грани его спрашивают, куда он хочет попасть: в рай или в ад. Он просит, мол, покажите мне, как это все выглядит. Ему показывают: в рае все ходят, читают какие-то книги. А в аду наоборот: весело, здорово, народ девочек лапает. Ну он и говорит: «Хочу в ад!» Его сразу — раз в котел. Он вопрошает: «За что?! Ведь вы мне показывали совсем другое!»
А ему: «Не надо путать туризм с эмиграцией».
Мне кажется, что люди уезжают в другую страну оттого, что там, где они живут, у них что-то плохо. Они бедствуют, у них того нет, сего нет. А я здесь нормально устроился и не думаю о том, чтобы куда-то там уезжать.

— Но какие-то страны вам нравятся больше других?

— Я обожаю Европу. Ходил бы по ней пешком — по городочкам, по музеям, кафе, смотрел бы памятники. Почти не люблю море. Люблю Прагу, Париж, Лондон, Вену, Рим. Бывают же такие странные люди.
1573 просмотра

Олег Львович Аксельрод

2008-07-28T10:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях