«Пролетая над гнездом кукушки» в Екатеринбурге

Макмерфи от Соколова…
Переигрывать культовый роман Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки» после Джека Николсона — почти подвиг. Роман, написанный в 1962 году, считается одним из главных литературных произведений движений битников и хиппи. Помню, мы со школьной подругой были поражены настолько, что по окончании сеанса просто молча пошли в разные стороны. Впечатление было столь велико, что говорить не хотелось. Трудно вспомнить фильм, который поразил бы больше. И главным образом, конечно, потряс неподражаемый Николсон. Макмерфи прочно обрел в памяти его лицо, ужимки и свободолюбие. Однако переигрывают же помногу раз «Гамлета» или чеховских «Чайку» с «Дядей Ваней». Роман Кизи — не исключение. Уж больно благодатный материал — крайние проявления человеческой психики, ребром поставленные вопросы внутренней и внешней свободы человека. Бунтовать, иль не бунтовать — почти как быть или не быть… Многим вновь и вновь хочется прикоснуться к разговору о вечных ценностях. «Пролетая над гнездом кукушки» поставили в московском «Ленкоме». Макмерфи играет плейбой 80-х Андрей Соколов. «Психа» Чезвика — сериальный «психотерапевт» Андрей Леонов…
(Краткая справка: Андрей Алексеевич Соколов, народный артист России. Родился 13 августа 1962 года в Москве. Поступил и окончил Московский авиационно-строительный институт (МАТИ), затем — театральное училищ им. Щукина (курс Катина-Ярцева). Принят в театр Ленкома, актером которого считается до сих пор. Играет в театре «Луны» у Сергея Проханова. Еще студентом стал сниматься в кино. Роль, которая принесла успех и славу — Сергей в «Маленькой Вере» (1988 год). На сегодня сыграл более 80 главных ролей в кино. В 1997 году окончил Высшие режиссерские курсы. Дебютный фильм «Несколько дней из жизни Спиридонова». В сериале «Адвокат» выступил как актер и режиссер. Избирался президентом Актерской гильдии России. Награжден золотым орденом Святой Анны III степени (2000), золотым орденом им. Плевако (2002), золотым орденом «Служение искусству» и статуэткой «Добрый ангел» (2007).

— На кого вы ориентировались, готовя роль Макмерфи?
— На микс, хотя, чего скрывать, ориентировался на Джека Николсона. Потому что я его знаю давно. И вообще, для меня это актер на уровне Смоктуновского, Леонова, Евстигнеева. Ну и все ориентировались также на режиссера спектакля Александра Морфова. Потому что, к счастью или к сожалению, режиссер в спектакле определяет многое.

— Что значит фамилия Александра Абдулова в качестве режиссера спектакля?
— Понимаете, есть режиссер-постановщик. Так вот Александр Гаврилович изначально ставил спектакль вместе с Морфовым. У нас так практикуется. А есть некий дежурный режиссер, шефствующий над спектаклем. Он у нас совсем другой.

— Есть сведения, что Джек Николсон, перед тем, как играть Макмерфи, не просто наведывался в психбольницу, но и принял несколько процедур электрошока, электросудорожной терапии. Вам это не понадобилось?
— Вы знаете, у меня вся жизнь — электросудорожная терапия. Мне не понадобилось. И такой коллектив ребят, что грех с ними сыграть плохо.

— Макмерфи говорит такую фразу: «Но я хотя бы попытался». У вас в жизни были случаи, когда вы могли сказать то же самое?

— Вся жизнь по большому счету из этого и состоит. Всю жизнь перед человеком стоит проблема выбора. И еще наша жизнь не терпит остановок. Остановка тут же грозит сворачиванием карьеры.

— В «Полете над гнездом кукушки» явственно прослеживается мысль о сопротивлении режиму, в данном случае — тоталитарному. Что думаете по этому поводу?
— Вы хотите поссорить нас с режимом? А смысл ссориться или не ссориться с ним? От этого ничего не изменится. А вообще, в нашей версии пьесы речь идет главным образом о свободе личности, внутренней свободе. Любой режим укладывает человека в какие-то рамки. Любое государство. Роман Кизи ведется ведь от лица индейца. И можно перетряхнуть историю таким образом, что она, мол, об угнетенном индейском народе. Но, тем не менее, во всех версиях Макмерфи вовсе не индеец. Вот вы как считаете, Макмерфи положительный герой?

— Думаю, да.

— А вот режиссер Александр Морфов считает, что он отрицательный герой, разрушитель. Вам надо посмотреть спектакль. Фильм — другое дело. Мы идем своим путем. Это и режиссерская воля и индивидуальность. Здесь каждый персонаж представляет собой своеобразную версию. А что касается Кизи, так он ничего после «Кукушки» и не написал, ушел горох выращивать. Любое произведение для артистов — это раздражитель их фантазии.

— В Екатеринбурге чем занимаетесь?

— Да вот думали, на спектакль пойти, или в баню… А вообще город очень театральный, сколько артистов было замечательных. Очень ответственно играть здесь.

— Спектакль в изначальном составе, т. е. с Александром Лазаревым, Еленой Шаниной получил премию за лучший актерский ансамбль. А что можно сказать о вашем ансамбле?
— Я думаю, что Ленком это такая машина, настолько солидная компания, что слабых артистов здесь просто не бывает — все яркие индивидуальности, каждый хорош по-своему. Все составы оригинальны. Два состава делаются в силу чисто практических соображений — ну заболел кто-нибудь. Сколько «чаек» идет в Москве…

-Жизнь Андрея Леонова, играющего одного из обитателей «психушки» Чезвика, изменилась после съемок в сериале, как считаете?
— Могу точно сказать, что изменилась. Он купил машину :) А вообще, у него все в порядке, сын, молодой Евгений Леонов учится в Королевской театральной академии в Стокгольме. Думаю, династия Леоновых благодаря ему продлится.

— Правда, что вам в прошлом году присудили звание подполковника ракетных войск? И статуэтку «Добрый ангел». Что-то общее между вами и ангелом?)
— Ой, да не читайте вы газет, я вас умоляю. А насчет «Доброго ангела». Ну, правда. Но если я начну перечислять все, что мне присудили, на спектакль опоздаем. По большому счету все премии, которые мы получаем, ничего не значат. Пустячок, но приятно. Но с другой стороны, я как-то раньше считал, что можно получить роль по блату, но сыграть нельзя. Оказывается, и это можно. Часто многого добивается не тот, кто очень талантлив, а тот, кто упорно идет по этой дороге. Есть же примеры, когда люди дослуживаются до «народных», а сами не особо талантливы от природы. Так что все призы — не более, чем приятная пятиминутная вспышка. Получил, поставил на полочку, она и стоит. Другое дело, что «ангел» из чистого золота, это да.

— Вы закончили курсы нетрадиционной медицины и являетесь бакалавром белой магии. Впечатляюще звучит. Практикуете?

— Ой… Это как курсы психологии. Актерская профессия внутренне связана с этим. Нужно знать некие законы психологии, когда создаешь образы. По большому счету, я ответил себе на многие вопросы. Есть нечто? — Да, есть. Могу я этим заниматься? — Тогда нужно жизнь этому посвящать. Нельзя быть одновременно везде. Каждый должен заниматься своим делом. Это слишком серьезная область, чтобы относиться к ней несерьезно.

— Несколько лет назад вы привозили в Екатеринбург свой спектакль «Койка». Как относитесь к нему?
— Любой спектакль как дитя, всех пропускаешь через душу. «Койку» я привозил в Екатеринбург лет семь тому назад. Так вот, у меня на этот спектакль были коллективные походы из Института Сербского. Специалисты приходили, смотрели, как работает человеческое подсознание. И в «Койке», и в «Полете над гнездом» по восприятию происходит нечто похожее. Происходит то, что называется химией. Или алхимией. Как в любом театральном деле здесь присутствует магия мастерства.
Что касается «Койки», рецензии действительно были весьма резкие. Боялся, как бы это не задело моих актеров. За них обидно, потому что в спектакле были блестящие работы Сережи Безрукова, Иры Чериченко, Тани Солнцевой. Когда некий умник написал, что это спектакль о половых извращениях, я как-то насчет критики успокоился совсем.

— В какой роли чувствуете себя комфортнее? Актера или режиссера-постановщика? Учились ли вы чему-нибудь у Лазарева-младшего, когда вводились на роль Макмерфи?-)

— Еще в училище пытался ставить сам. Считаю так: если хочешь что-то делать, то надо делать это хорошо. Поэтому выучился еще и на режиссера. Это позволяет взглянуть на актеров уже под другим углом. Теперь я знаю, может быть, чуть больше и понимаю лучше решения других режиссеров при выборе актеров. Хотя здесь не то, чтобы «знание-сила». В некоторых ситуациях меньше знаешь — крепче спишь.(Улыбается.) С другой стороны, быть актером, материалом в чужих руках — это настоящий кайф! Ты на площадке только актер и ни о чем другом думать не надо! Это отдых. Я смотрю в такой момент на режиссера с сочувствием…
Интересно менять роли. Когда я вводился в «Полет над гнездом кукушки», Лазарев-младший был у меня почти режиссером. А недавно — я был режиссером-постановщиком, а Лазарев-младший снимался у меня в кино. У нас были соответствующие отношения.
Сейчас дописывается сценарий по моей пьесе «Новая русская леди». Нужно доделать артефакты, и я начну ее снимать.

— Андрей, очевидно, что вы человек очень занятой. Остается время для души?

— Работа наша такова: то густо, то пусто. Но я всегда нахожу время на себя, любимого, и на тех, кто рядом со мной. А еще очень люблю лес и с удовольствием жил бы за городом постоянно, но нет такой возможности. Встаю в восемь, даже если лег в пять утра, три раза в неделю — в спортзал. Но у меня на все времени хватает. Я отдаю себе отчет в том, что жизнь стоит того, чтобы на нее тратиться.
2012 просмотров
6
0

«Пролетая над гнездом кукушки» в Екатеринбурге

2008-02-01T12:32:44+0500
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях