Татьяна Аксименко

творцами истории становятся довольно обычные люди, мечтающие поехать на море…
Общественно-культурный проект «Творцы современной истории» работает нынче в Музее истории Екатеринбурга. А кто творцы? Пятеро наших с вами земляков, внесших заметный вклад в развитие города. Как подчеркнула куратор проекта, научный сотрудник музея Оксана Иванова (она же, кстати, и автор идеи), когда-то государство, конкурируя с Демидовым, решило построить металлургический комбинат на берегах Исети. Так родился Екатеринбург. Потом в окрестностях оного нашли золото, что повлияло на его судьбу. А построенная железная дорога превратила провинциальный уездный город в крупный торговый центр. И все же главная составляющая успеха — люди — творящие, придумывающие, организующие и направляющие. Пятеро таких людей были предложены финскому скульптору с удивительно русским именем Татьяна Акименко в качестве отправных точек. Для каждого из пятерых Татьяна создала в итоге некую инсталляцию, отражающую, по ее мнению, самую суть человека, его дела, истории. Зрителям предоставлена возможность лицезреть результаты работы Татьяны, строить логические цепочки и, главное, чувствовать. Возможно, даже видеть мир глазами этих пятерых героев-творцов.

Для создания инсталляций каждый из «творцов» должен был предоставить организаторам какую-нибудь свою вещь, наилучшим образом его характеризующую.
В прошлом году мэр Аркадий Чернецкий отдал музейщикам свою старую лейтенантскую форму, долгие годы хранившуюся в кладовке. Нынче бессменный руководитель экспедиций, отправляющихся ежегодно на поиски метеоритов, профессор УГТУ-УПИ, специалист по внеземным веществам Виктор Гроховский подкинул кусок метеорита, найденного когда-то на Сихотэ-Алине. Заместитель мэра по торговле Виктор Контеев «представлен» деревянной приставной лестницей, ведущей наверх, к двум замечательным наградам «Человек торговли», полученным на всероссийском конкурсе в Москве. Николай Коляда не пожалел для инсталляции любимый детский коврик с картиной «Похищение из Сераля», висевший когда-то над его детской кроваткой, а нынче служащий реквизитом в Коляда-театре. Еще одна инсталляция — постоянно движущаяся модель вполне реальной нашей городской электрички. Немногие знают, что вдохновителем этого проекта, равно как и — проекта создания настоящей городской электрички — стал 29-летний Максим Шнейдер. Привлекает внимание старый фамильный шкаф потемневшего дерева с символом мудрости — совой на вершине. На полке лежит, будто только оставленный детский рисунок. Рядом табличка: «Собрать, оценить, сберечь — не всегда это касается музейной коллекции. Человеческие контакты еще более важны. Бережное отношение к существующему профессионализму более ценно порой, чем простое признание этого профессионализма. Трепетное отношение ко всему как к своему не потому, что собственность, а потому, что ценно». Своими мыслями поделилась шестой творец экспозиции (хотя творцов здесь больше.) скульптор Татьяна Аксименко. Она родилась в Екатеринбурге, училась монументальной скульптуре в Санкт-Петербургской «Мухе», где попутно вышла замуж за финского сокурсника и уже довольно долго живет и творит на родине мужа. В Екатеринбург с маленьким пятимесячным сынишкой Татьяна приехала для участия в проекте Музея истории.

- Мне были просто предложены несколько человек с их историями, — говорит Татьяна — Устроители сочли их творцами истории, а мне предстояло сделать инсталляции, которые соответствовали бы истории каждого. Лично я знала только Коляду. Но мы ведь не можем сказать, что знаем исторических персонажей, того же Наполеона, лично. Однако мы все равно имеем об истории свое представление.

 — Ну, предположим, Коляда, Контеев — это персонажи весьма известные. А «метеоритчик» Гороховский ведь явно известен не всем, такая узкоспециальная тематика, к тому же, очень оторвано от действительности…
- О, это самый чудесный человек! У них не так давно был с музеем совместный проект о внеземных веществах. У Гороховского занятия чистой наукой, метеоритами и прочим вдруг органично переросло в организацию знаменитой Майской прогулки. Это фактически его детище, которое существует вот уже целых 15 лет! Оторваться от чистой науки и прийти к организации коллективных прогулок — он интересен даже этим! По-моему, за все годы в прогулке поучаствовало порядка семи тысяч екатеринбуржцев.

 — Лабиринт в инсталляции про Коляду — это ваша задумка? Почему именно лабиринт?
- Это же театр, вещь сложная, про жизнь, про современную жизнь. Кто был в театре у Коляды, согласится, что это — о нем. Когда люди давали предметы, у нас были варианты выбора. И здесь мне хотелось показать всемирную известность этого человека — Николая Владимировича ведь хорошо знают в Европе. Да и каждый двадцатый русский знает о Коляде. Жизнь ведет человека как лабиринт, каждый поворот ведет, дарит новые возможности. Театральный лабиринт тоже может увлечь человека, захватить его целиком, как это случилось с нашим героем.

 — Почему выбрана инсталляция? Почему не портрет?
- У нас речь идет о творцах современного времени. Не то, чтобы инсталляция была суперсовременным искусством, она появилась впервые еще во время первой мировой войны. Но творить современную историю — процесс сиюминутный. Это люди, делающие деньги из денег, или — сиюминутное искусство театра. Вот раньше отливали в бронзе царей и богов — искусство было монументальным. Сейчас, мне кажется, в обществе уже довольно много накоплено материального ценного. И в цене растут какие-то «ощущенческие» вещи. Ведь инсталляция это просто состояние, а еще среда, в которой ты это состояние получаешь. Так на открытии у нас сверху на людей вдруг посыпалось огромное количество оранжевых пингпонговых шариков, и все испытали что-то по этому поводу. Так и любая инсталляция — тоже цепочка умозаключений и ощущений «по поводу». Современные люди уже привыкли к видео-, к звуковому ряду. Современная инсталляция все больше сводится к видео или звуку. И наши инсталляции служат тому, чтобы зритель испытал эмоции по поводу конкретных людей, творящих историю Екатеринбурга. Не было задачи ставить им розовые памятники.

 — Вы довольны вещами, которые предоставили герои?
- Естественно, ведь они выбрали что-то, наиболее их характеризующее. Что-то именно про них. И у вас есть наверняка такой предмет, о котором вы можете сказать — это про меня. Так у Коляды это оказался небольшой плюшевый коврик с картиной «Взятие Сезаля», висевший в детстве у него над кроватью. Таких ковриков в то время было море! И те, кто ходят в Коляда-театр, знают этот коврик очень хорошо. Глядя на этот коврик, понимаешь, что все, даже самые гениальные открытия и свершения происходят в головах довольно обычных людей, которые мечтают о том, чтобы пройтись пешком с друзьями, или съездить к морю, или снова поесть маминых пирожков.

 — Что в этом проекте интересней всего лично вам?
- Мне в этом проекте всего интересней было, что чувствуют люди, которым говорят, что вот вы — творец современной истории. Вот как чувствует себя человек, которого так назвали? Ведь по большому счету каждый из нас творец какой-то части истории — не было бы какой-то части цепи, не было бы ее окончания. И никто не знает, кем может стать каждый из нас. (Все это время пятимесячный сын Татьяны, привязанный к ее груди, вдумчиво смотрит на маму — Ю.Г.)

 — Вы с детства хотели стать именно скульптором?
- Наверное, да. У меня папа художник и мама-искусствовед, и мне с детства говорили: «Ну, ты-то, конечно, художником станешь!». И действительно было сложно в такой семье помыслить о чем-то другом. Хотя я пыталась. Собиралась заниматься медициной, закончила медучилище и даже работала в городской клинической больнице скорой помощи №1 города Екатеринбурга какое-то время. Но — в любом деле рано или поздно достигаешь такой точки, когда кажется, что ты уже все знаешь, и дальше двигаться неинтересно. А в искусстве — я поняла — «доставать» из себя можно до бесконечности. Это явление долгопостигаемое. Можно бесконечно «вылавливать» из некоего пространства удивительные вещи, ощущать это.

 — Если опуститься на грешную землю, каким образом вы зарабатываете в Европе?
- Случаются и выставки, но в основном — заказами на монументальное искусство. Это очень интересная и разнообразная сфера: парковые скульптуры, работы для частных ландшафтов.

 — В вашей семье двух скульпторов не возникает творческой конкуренции?
- Знаете, скульптура это такая вещь, которая требует серьезных физических усилий. И от взаимодействия в процессе творения с кем-то еще результат только выигрывает. Даже при моей нехилой комплекции работать в одиночку бывает сложно. Как если бы этот музей содержал один человек.

 — Ваши родители живут здесь, как часто вы их навещаете?
- Приезжаю редко. Вот сейчас мне предложили этот проект, и я приехала. Рада, что все получилось. Должны были работать еще и несколько моих иностранных коллег, но как всегда возникли проблемы с визами. В Петербурге у Союза художников наработана некая схема, благодаря которой они приглашают к себе знаменитых художников-иностранцев. А здесь ничего подобного нет, и привезти сюда иностранного художника, это целая история, требующая времени и финансов. Но я надеюсь, ситуация исправится. И со временем здесь будут работать выставки такие, как в Европе, когда приезжают масса интересных людей.

 — А как вы ощущаете себя в Финляндии? В моем представлении это не самая культурно одаренная страна…
- В том-то и дело. Там есть потребность в искусстве, и в искусстве другого угла зрения. Дело в том, что у них в традиции довольно страшное искусство Наши храмы расписаны ликами святых мучеников, а их храмы 13 века, например, расписаны чертями и грешниками. Это для устрашения тех же христиан — чтобы знали, где будут, если будут плохо себя вести…
Поэтому финнам действительно нужна «свежая кровь». Они зовут к себе и радостно принимают у себя иностранных художников, в том числе и арабов, и азиатов. А здесь все немножко косненько. Нам ничего чужого особо не надо. Тем более, что Екатеринбург довольно далеко от границ… Надеюсь, что ситуация будет меняться, мы будем более открыты миру.

Но не будем о грустном. У нас все же есть свои герои и творцы. Вот тот же профессор-«метеоритчик» Гороховский. И, как гласит музейная табличка, «тайны вселенной и тайны человеческой души, переход вещества из мира в мир так же интересны нашему герою, как выход тысяч горожан из теплых и уютных офисов на многокилометровую пешую прогулку. Оценить прочность металла и прочность человеческой воли оказалось одинаково важно для реализации своего призвания, как научного, так и общественного. Открылись навстречу новому способность не только проявлять ростки инициатив, но и пускать корни общественных традиций. Хороший пример для подражания. Если таких традиций будет много, то в городе Екатеринбурге будет хорошо укрепленная историческая почва общегородской жизни, способная рождать великое и великих».
880 просмотров

Татьяна Аксименко

2008-08-15T00:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях