Игорь Прокопенко

На российском ТВ документальная драма приживается очень плохо.

Он намеренно не ставит свои документальные и публицистические проекты в один ряд с такими шедеврами телеискусства, как «До и после полуночи» Владимира Молчанова, «Парижские тайны» Эльдара Рязанова, «Чтобы помнили…» Леонида Филатова. Он скромно просит не перечислять многочисленные награды и достижения, среди которых шесть «ТЭФИ», несколько гран-при международных кинофестивалей и членство в Национальной Ассоциации Телерадиовещателей России. Известный публицист, автор, режиссёр и продюсер более 300 фильмов и сериалов телеканала РЕН ТВ Игорь Прокопенко — о писательстве, документальных фильмах и чуть-чуть — о частной жизни.

— Вы закончили Калининское суворовское военное училище, служили в авиации и Генштабе Министерства Обороны РФ, подполковник в отставке… Откуда пристрастие к документальному исследованию реальности?

— Откуда любовь в принципе?.. От профессии, от полученного образования интерес к чему-либо, на мой взгляд, не зависит. Куприн был суворовцем, а по-старому — кадетом, Толстой — офицером, Чехов вообще доктором. А Слава КПСС так и вовсе не человек (смеется). Мне интересно многое. К примеру, литература. Если часть профессиональной деятельности — это требующая активного взаимодействия с людьми и организации их труда работа, то писательство для меня — удовольствие. Отдых. Релакс. Особенно, если не отвлекают и дают посидеть с ручкой в руке, поразмышлять, подумать… Не скажу, что подобно писателю-графоману Шендеровича «сижу правлю Сартра» или «живу напряженной духовной жизнью», нет… (усмехается) Но процесс писания помогает мне восстановить силы, от него не устаешь. В то же время, работа также приносит удовольствие, особенно, если чувствуется отклик зрителей.

— Оставляете за ними роль судей?

— А как иначе?!. Если на экраны выходит проект в непривычном для отечественного зрителя жанре докодрамы, я оцениваю степень зрительского интереса по цифрам рейтинга. И в зависимости от этого решаю, целесообразно ли делать продолжение. Работать только для узкого круга посвященных уже не интересно.

— Но сколь бы уникальна ни была тема, людей может отпугнуть та самая непривычность формы…

— Действительно, в отличие от европейских, американских или даже китайских и японских телеканалов, на российском ТВ жанр документальной драмы приживается очень плохо. Не потому, что нам рано, а для них в самый раз. Дело в менталитете! В особенности переживания и передачи того или иного материала. Смотрите: на западе документальное кино напоминает белый хлеб. Мягкий, душистый, приятный на ощупь. Мы — печем кирпичи. Черные, тяжелые, твердые. Это «хлеб» с большим количеством синхронного текста, монтажными склейками — не всегда удачными, к тому же… Мы делаем более жесткие, динамичные истории, которые и воспринимать-то не всегда легко. И не оттого, что сделано плохо — у зрителя попросту нет привычки смотрения кино подобного типа.

— Тем не менее, любопытство узнать, как же все на самом деле, никуда не исчезает?

— Конечно! И как бы ни говорили, что зритель глуп и «пипл хавает» все подряд, я в это не верю. Наоборот: нам, телевизионщикам, нужно себя дотягивать до уровня людей, сидящих по ту сторону экрана. Необходимо ставить себя на место аудитории и думать, не стыдно ли им за автора, работу которого сейчас смотрят. Вот мой потолок. Определенную репутацию создает и формат псевдодокументального кино — так называемый «докуфикшн». На мой взгляд, странный жанр: показывают реальную, на первый взгляд, историю, которой на самом деле… не было! И зритель теряется и не знает, чему верить. Вот уральский режиссер Алексей Федорченко снял фильм о приключениях американцев на Луне. Отлично! Проект оригинален, имеет большой успех на различных кинофестивалях, получает первую премию Кинотавра… Но мне… печально! Ведь именно история «Первых на Луне» и положила начало «буму» кино, которое откровенно дурачит зрителя. Оно похоже на «жвачку»: человек смотрит, гадает, где правда, а где вымысел, и только после второй части понимает, что его «надули».

— То есть Вы — за классическое документальное кино?

— Я «выходец» из авторского доккино, всегда им занимался, занимаюсь и буду заниматься. Почему? У нормального классического документального кино, в отличие от того же «докуфикшн», в основе три кита. Во-первых, настоящая хроника, а не реконструкция событий, которую я вообще начал использовать одним из последних и то, потому что статус обязывал… Во-вторых, реальные герои или очевидцы. Не эксперты, которых авторы стыдливо подписывают «исследователь», «журналист» или «писатель», а настоящие участники событий. И третий момент — документ. Компоненты сложили, получили доккино — ценное именно своей достоверностью. Все остальное — технологии.

— Но «нашпигованные» спецэффектами и компьютерной графикой фильмы современному зрителю — особенно XXI века — смотреть интереснее!

— Означает ли сие, что так будет всегда? Нет. В какой-то момент у аудитории появится усталость от одного и возникнут настроения и желания чего-то иного. К примеру, еще раз вернуться к уже, казалось бы, пройденному. Почему мне близки вопросы «А так ли было на самом деле? А так ли должно быть сегодня?»? Людям важнее знать уже не то, что происходит в нашей стране, а так ли все должно происходить. И такой перевертыш очень важен! За ним — будущее отечественной публицистики и документалистики. Сейчас информационная система глобальна — интернет если не у всех, то у многих. И коль раньше мы искали ответы на вопросы «Как это было?» или «Как это есть» из-за отсутствия или недостатка информации, сегодня такой проблемы нет. Какие-то факты не освещают в новостях на ТВ? Они найдутся на других носителях. Нам остается наблюдать, что же зрителю интересно. Занимаемся, можно сказать, интегральным исчислением из существующего бытия.

— А простому человеку это исчисление надо? Ему бы денег заработать да хлеба домой купить…

— Как бы нескромно это ни звучало, я люблю человечество. Априори все хорошие, и каждый создан не для борьбы, страдания или выживания, как учат некоторые религии, а для счастья, любви и удовольствия. Все остальное, в том числе и войны, — жизненные аномалии. Я не Нарцисс, но искренне верю, что стремление узнать что-то большее, познать себя, окружающий мир и… стать чуть-чуть лучше в людях будят и мои работы, за которые мне как автору не стыдно. Ну, а поскольку супруга, Оксана Барковская — известный документалист, то… делим эту гордость на двоих!

1039 просмотров
2
0

Игорь Прокопенко

2011-12-22T00:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Комментарии (всего: 1)
Kavadera57 28 декабря 2011 года в 18:38
Непонятные он вещи говорит.. дотягивать себя до уровня населения? Ну где это видано?

И почему тогда кирпичи печёт, а не булки?

Неясно. Тёмный я. :-)
0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях