Эвклид Кюрдзидис

Русский грек, греческий русский

"Будет так, как будет" - жизненное кредо русского по сердцу, грека по национальности, актера с красивым именем Эвклид и сложной фамилией Кюрдзидис. Ему часто говорили, что актера с такой внешностью русский театр не ждет с распростертыми объятиями, для него не будет ролей. Но он пошел всем наперекор и построил свою судьбу так, как хотел. В нем есть все, чтобы сражать наповал миллионы поклонниц: актерское обаяние, откровенная сексуальность, загадочный шарм, все это помноженное на талант, проницательный ум, тонкую натуру. «Мы не боги, - говорит Кюрдзидис. - Лично для меня боги - это врачи, спасающие жизни людей. Если бы я не был актером, то обязательно стал бы врачом. Врач лечит тело, а артист душу! Такие профессии выбирают по велению Души».
В 15 лет Эвклид уехал из дома и поступил в Днепропетровское театральное училище. Затем прошел все премудрости и тяготы службы в армии, в ракетных войсках на космодроме «Капустин Яр», потом работал в Пятигорском театре. Поехал в Москву и поступил во ВГИК на курс Анатолия Ромашина. На втором курсе  режиссер Владимир  Мотыль пригласил его сниматься в картине «И несут меня кони», где Эвклид сыграл свою первую роль в кино, между прочим, грека. Вскоре Питер Штайн отобрал его для постановки «Гамлета», где Эвклид встретился со многими признанными мастерами сцены: Владимиров Этушем, Ириной Купченко, Александром Феклистовым, Михаилом Филиповым, Михаилом Казаковым. Объездил со спектаклем полмира, был в Болгарии, Германии, Японии, Гонконге и т.д.
После окончания ВГИКа с красным дипломом Эвклид решает покорять кинематограф. Эвклид   Кюрдзидис   стал   известен   широкому    зрителю,   когда    снялся   в   фильме А.Балабанова «Война», где  молодому актеру досталась роль пожилого чеченского пастуха, отца двоих детей. Он часто и много играл иностранцев: в российских фильмах ему в основном предлагали сыграть людей восточных, а в европейских – европейских. И в сериале «Мужская работа» (реж. Т.Кеосоян) и в фильме «Бабий Яр» (реж. Джеффри Кэнью, режиссер фильма «Крутые парни», Голливуд)- вечный национальный вопрос, в  Бейруте – итальянца, у английского режиссера – французского полицейского.
Спектакль  «Ladies’ Night, или Только для женщин» (реж. Виктор Шамиров) с успехом идет вот уже пятый год. Эвклид долго не подписывал контракт, потому что считал, что пришел в театр не для того, чтобы раздеваться догола. Но понравилась пьеса, увлекли репетиции и режиссерское решение. Спектакль идет с успехом вот уже пятый год.
Но в Екатеринбург артист приехал с новым спектаклем молодого московского режиссера Ольги Анохиной «Эй, Труффальдино!», где играет роль одного из хозяев неугомонного Труффальдино-Чадова, графа Флориндо.


- Насколько для вас неожиданно или ожидаемо было приглашение участвовать в подобном проекте? Это достаточно редкая, нестандартная постановка.
 - Материал был интересен. А потом все в жизни происходит неслучайно. 
Я играю Флориндо, одного из хозяев Труффальдино (Чадов). Так вот пять лет назад мы с Лешей встретились в картине  «Война», где он дебютировал в кино. И вдруг сейчас встречаемся на этом проекте, где у Леши дебют в театре. Видно, так сошлись звезды. Мне была очень симпатична эта роль. Кроме того, я открыл для себя замечательную актрису Элечку Болгову, она играет темпераментную служанку Смеральдину.

- Как вы относитесь к неизбежным сравнениям вашего спектакля с любимой нашим народом комедией «Труффальдино из Бергамо» с участием А.Райкина и Н.Гундаревой?
- Я уверен, что когда выходила картина с Райкиным – «Слуга двух господ», предыдущее поколение тоже не приняло ее, и все в картине им казалось не то и не так. Это сейчас мы делаем вывод, что то было замечательное кино. Потом, вообще не стоит сравнивать - это совсем другой жанр, другое время, другие обстоятельства. Мне очень нравится Гундарева в роли служанки, потрясающий Райкин! Но, повторюсь, это нечто совершенно иное. Почему-то в Москве все время пытаются сравнивать эти моменты, а для нас важнее всего зритель, который приходит и счастливо уходит с этого спектакля. Он не агрессивный, позитивный. Там много музыки, красивые девушки, танцы, Гольдони! Он вообще как писал? Вчера написал, сегодня собрал актеров, и перед зрителями они все это выдали. Они не репетировали по два-четыре месяца. Они тут же меняли текст, рифму. Доминировали импровизация, неожиданность. В старом фильме я совсем не помню Сильвию и ее жениха. Между тем, это потрясающая роль, вполне бенефисная для молодых актеров. У нас замечательно играют Юра Оскаров и Володя Тимошенко. В фильме же я помню главным образом Райкина, Гундареву. Может, они убирали эту линию. Может, акценты были другие. Здесь у нас - полноценные роли.

- Насколько в вашем спектакле присутствует импровизация?
 - У нас ее достаточно. При этом те, кто видел спектакль по два раза – Одесса, Ростов - уже являются его поклонниками. В обоих городах зрители хотели бы вновь посмотреть спектакль. В чем проблема у Гольдони? Во многих сценах мысль одна и та же, но разная стихотворная форма. И это очень тяжело удержать в голове. В результате часто возникают импровизационные моменты, рождается свой собственный стиль. И вот критики начинают писать: «Ой, переврали Гольдони!» Да Гольдони тысячу раз актеры переврали, когда он для них писал. Он просто накидал сюжет, накидал несколько стихотворных форм и отдал им, чтобы вечером играли спектакль. Так что старинные актеры все это выдумывали. И у нас часто это бывает. Иногда занавесь не там опустилась – Леша замечательно импровизирует по этому поводу в стихах. Иногда музыка не та включается, и здесь следует импровизация. Их очень много рождается, хотя кажется, что стих не дает таких возможностей для импровизации, как проза. Ведь куда, казалось бы, денешься от стихотворной формы? Но и она откуда-то берется.

- Эвклид, вы являетесь лауреатом Ордена Миротворца и обладаете статусом Гражданина мира. ("Орден Миротворца" учрежден Всемирным Благотворительным Альянсом "Миротворец" и вручается тем, кто, не жалея своих сил, помогает людям. Лауреаты "Ордена Миротворца" получают статус "Гражданин мира").
Что это вам дает? К чему обязывает?
- Я вообще был удивлен этой награде, поскольку знал, что в России за негодяев не дают никаких наград. И поэтому был немного ошарашен, когда меня пригласили и объявили, что я награжден - за вклад в национальной сфере, за количество сыгранных достойно ролей людей разной национальности: французов, евреев, чеченцев и т.д. Что это дает? Любая награда всегда приятна. Это значит, тебя увидели, заметили, оценили твои работы. Тем более, что герои всегда на виду, а про негодяев мало что говорят обычно.

- Как, по-вашему, артисту более необходим талант или работоспособность?
 - Я считаю, что работоспособность. Насколько я талантлив – судить зрителю. Я считаю себя человеком способным. Только способные люди чего-то в жизни могут достичь, причем, с помощью труда. Талантливому человеку сложнее. Ему дается в противоборство такое количество лени!.. Я учился сначала в театральном училище, потом в институте кинематографии, и по своему опыту могу сказать: всего один процент из талантливых людей остались в профессии. В основном там способные люди. Те, кто достигают чего-то трудом и желанием быть актерами. Их не принимают, они поступают по второму разу. Про других говорят: это вот будущая Доронина, это – Баталов… А это кто? Но именно они становятся великолепными мастерами.

- Насколько сильна ваша кровная связь с Грецией? Или вы окончательно прикипели душой к Москве?
- Сердце любого грека остается в Греции. Когда я прилетаю в Грецию, выхожу из самолета и слышу греческую речь, ощущаю себя дома. Когда я там, я хочу в Россию, когда я в России – думаю о Греции. И без России не могу – это абсолютно точно, и без исторической родины страдаю.
Но Москва – это абсолютно моя стихия. Люблю переулки Арбата, Пречистенку. Это мой город, мой воздух, люди, ритм жизни. Абсолютно все моё, понял это с первой минуты. Еще я очень люблю Подмосковье, меня вдохновляет красота этих мест.
Россия – моя земля, здесь я вырос, но и Греция – моя земля, мои родители говорят  на греческом, я же лучше понимаю, чем говорю. Двойственность внутри, противоречие – они во мне, потому и не знаю, как это будет про меня точно – русский грек, греческий русский…

- Актеры суеверные люди. Есть ли и у вас какие-то приметы, суеверия?
- Щедрин сказал о Майе Плисецкой, что не устает поражаться этой женщине. Она не волнуется, когда выходит танцевать перед тысячами, миллионами зрителей. Но может разнервничаться оттого, что у нее пригорел бифштекс! Поэтому, какие могут быть суеверия у человека профессионального? Да никаких. Единственное есть шуточное суеверие – если роль падает, мы все обязательно садимся на нее попой, после чего текст поднимаем и целуем. А вообще, перед спектаклем мы держимся за ручки – происходит энергетическое взаимодействие. Кто-то закрывает глаза, кто-то целуется взасос. А потом мы выходим..

318 просмотров
0
0

Эвклид Кюрдзидис

2007-04-19T00:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях