Илья Авербух

Здорово, что мне предложили возглавить проект «Звезды на льду», которым я сейчас просто живу...

Темпы и сроки победного шествия «Звезд на льду» по России поистине впечатляют. Шоу в Екатеринбурге было 59-ым. Впереди их ждал только Волгоград. Учитывая старинную привязанность россиян к фигурному катанию, можно сказать, что проект Ильи Авербуха, вместивший в себя помимо любимых народом артистов-непрофессионалов, еще и настоящих спортсменов-победителей, стал настоящим попаданием в яблочко. В Екатеринбурге катались Навка и Башаров, Тихонов и Петрова, Тотьмянина и Маринин, Анна Большова, томная Гусева и плейбой Костомаров, Настоящий Чемпион Ягудин. Кое-кто из журналистов мечтал взять интервью у разносторонней Анны Семенович, но дива была не в настроении, впрочем, как и вечно угрюмый ее партнер Разбегаев. Но речь не о них. Илья Авербух, зачинщик и мотор «Звезд на льду» давал интервью охотно, был доброжелателен, обаятелен и корректен. С самого начала он заверил, что ему не снесло крышу, и он нисколько не «зазвездился». А просто в принципе — более сильного по составу участников и масштабного проекта, чем «Звезды на льду-2007» в мире не существует.

- Буквально несколько месяцев назад здесь сидел Евгений Плющенко, который рассказывал про свое шоу и про конфликт, который возник между вами. Можете рассказать, как сейчас складываются ваши отношения?

— Во-первых, раскола как такового не было — хотя бы потому, что мы никогда не работали в едином коллективе. Евгений Плющенко — великий фигурист. Бесспорно, имеющий свое мнение и право на организацию своего продукта, что он и делает. Другое дело, что Женя, с моей точки зрения, все же больше не организатор, а предоставитель своего имени для непосредственных организаторов этого шоу. На мой взгляд, никакого особого конфликта у нас нет, это надуманная прессой история. Конфликт отчасти спровоцирован тем, что Татьяна Тотьмянина, Максим Маринин в последний момент приняли решение выступать в моем шоу. Но это решение было принято ими без давления с моей стороны. Поверьте, при всем уважении к Татьяне и Максиму, всех остальных имен участников шоу было бы вполне достаточно для того, чтобы привлечь публику. О каком-то переманивании речи не шло. Другое дело, что конфликт с организаторами шоу Евгения Плющенко лежит в той плоскости, что о моих шоу так или иначе все знали больше, чем за год. О том, что будет такой-то тур с участием фигуристов. Организовать в эти же сроки, по этим же городам параллельный тур с одной целью — заскочить в эти же города на неделю-две раньше нас, хаотично, на мой взгляд, — тоже свой особый проект.
Для меня важно, чтобы зрители приходили туда и сюда. Хотя в такой ситуации вполне возможно перенасыщение рынка, когда зритель просто наестся этим, повернется и пойдет в другое место.

— Получается, фигурное катание стало неплохим бизнесом больше, чем искусством?

— Четыре года назад, когда я затевал всю эту историю, никому в голову не могло прийти такое. Конечно, сейчас очень многим захотелось на этом поживиться и зарабатывать. А не скрою, что любой из нас не станет работать просто за идею. Конечно, я хочу, чтобы этот продукт стал бизнесом, потому что если он станет бизнесом, у него будет регулярность, а не сиюминутная спонтанность. Поэтому естественно, что когда возникает Кока-кола, тут же появится Пепси. Если будет Билайн, тут же возникнет МТС. Так что ничего страшного в конкуренции я не вижу. Перед зрителем есть выбор — они вольны из двух продуктов выбрать то, что хотят.

— Не хотите ли вы вернуться в спорт? Вот Евгений Плющенко недавно заявил о такой для себя возможности…

— Я уважаю решение Евгения. У него есть все данные, чтобы вернуться — он закончил только 11 сезонов тому назад, к тому же, он очень молодой спортсмен, ему 24 года. И ему абсолютно по силам возвращение в большой спорт. Я же намерен заниматься своими новыми продуктами, идеями, своей реализацией в том, что я уже научился делать и делаю. Бесконечные метания Жени из одной области в другую говорят о том, что он просто не до конца еще ушел из спорта, и просто решил отдохнуть. Я искренне верю в то, что он еще туда вернется, и все будет так, как было раньше, когда наши мужчины — и Ягудин, и Плющенко — давали нам повод гордиться нашим фигурным катанием. Я думаю, что это метание тоже могло спровоцировать желание нестабильной ситуации. Потому что вы сами понимаете, если Евгений возвращается, в следующем году его так называемый тур может стартовать только в мае месяце, после чемпионата мира. Что, безусловно, не может устраивать тех спортсменов, которые завершили свою спортивную карьеру, а значит, хотят периодичности, стабильной работы, гарантий. Вот это и есть следствие переходов. А Жене я пожелаю удачи, силы, потому что вернуться очень сложно, но — возможно.

— Есть такое мнение, что в связи с появлением таких ледовых шоу, фигуристы тратят свои силы на шоу, спектакли, а потом не могут собраться и достойно представить нашу страну на спортивных чемпионатах. Что вы об этом думаете?

— Не согласен. Более того, очень много сейчас голосов о том, что наши фигуристы из-за «Звезд на льду» завалили чемпионат, мы все проиграли. Это очень своеобразная мысль. За тем, что мы проиграли, стоят десятилетия, а не один проект «Звезды на льду». Участие в «Звездах на льду» наших звезд фигурного катания стало возможным не потому, что они предпочли шоу. Они заявили о том, что завершают свою карьеру еще после олимпиады, когда еще не было никаких звезд в помине. Единственные из тех, кто принимали участие в проекте «Звезды на льду» и продолжали кататься — Мария Петрова и Алексей Тихонов. Упрекать их, что они предпочли шоу спорту, навряд ли у кого повернется язык. Говорить о том, что вся Россия рассчитывала на Петрову с Тихоновым, которому, извините, уже далеко за 30… И надеяться, что он в 40 лет будет приносить олимпийское золото России? Это очень сомнительно. Они остались на один сезон, чтобы поддержать Россию, чтобы прикрыть, а наши пока подтянутся. Но они не остались еще на четыре года. Они зарабатывают деньги так, как они должны их зарабатывать. Потому что век спортсменов очень короток, и никому мы завтра, как только завершили свою карьеру, не нужны. Пока нужны — да, носятся. В лучшем случае получили по Лексусу и поехали. Вот — все, что получают наши спортсмены. Если они сами о себе не позаботятся, никто это не сделает. Я думаю, что проблема нашего катастрофически плохого выступления на Чемпионате мира лежит в плоскости того, что не успели подготовить тылы. А тылы готовятся десятилетиями, а не одним годом.

— К слову о ваших новых идеях. Правда, что готовится уже проект Звезды на льду-2?

— Да, абсолютная правда. В сентябре стартует проект «Звезды на льду-2». Уже сейчас в перерывах я начал тренировать следующих звезд для этого проекта. Я не могу пока озвучить их имена, ибо все находится на стадии подписания контрактов. Но я думаю, что состав будет никак не хуже, чем нынешний. Я жутко не хочу повторяться, для меня это самое страшное. И сейчас готов выступить в качестве продюсера этого проекта, дабы ничего не сдерживать, дать возможность еще кому-либо себя реализовать в качестве тренеров и постановщиков. У меня есть определенные идеи, как сделать проект еще интересней. Я не хочу добавлять никаких цифр к названию «Звезды на льду», это был один-единственный проект. Хочу назвать следующий проект вообще по-другому. Да, суть останется той же — фигурист с нефигуристом, но правила изменятся. Критерии другие и уже могу сказать, что расширится количество пар. Помимо наших олимпийских чемпионов — Алексея Ягудина, Навки-Костомарова, Петрова-Тихонова в проекте будет выступать литовский дуэт Дробязка-Ванагас, Леонова-Хвалько, возможно, двухкратные чемпионы мира Альбена Дэнкова и Максим Ставицкий из Болгарии.

— Сможет ли Евгений Плющенко снова стать ведущим нового ледового шоу?

— Безусловно. Все, что касается телевизионных вопросов — находится в ведении руководства 1 канала. Что касается набора участников — это все моя прерогатива. Но я думаю, что если Евгений серьезно решил выступать в этом сезоне, то вряд ли он сможет совмещать эти две вещи. Если история с его возвращением — очередной пиар-ход, значит, будет ведущим. Дай Бог. Они будут решать это с первым каналом.

—  Не потеряется ли шоу, не испортится с вашим уходом?

- Нет, я не уйду совсем в сторону. Но я сделаю ход конем, возможно, подвину свои амбиции, чтобы проект был. Считаю, что в проекте очень интересно мог бы себя показать Александр Жулин.

— К слову о ваших амбициях. Этой зимой в связи с вашим шоу в России случился настоящий бум фигурного катания. На коньки встают и стар, и млад. В Москве сделали каток на Красной площади. Вы чувствуете свою причастность к такому массовому повороту России в сторону фигурного катания?

— Наверное, я один из винтиков, участвовавших в таком повороте. Могу сказать об этом с городстью, поскольку шоу, развернувшееся на Красной площади, было организовано моей компанией «Ледовая симфония» и мной лично. Шоу Татьяны Тарасовой, которое шло на 1 канале, — абсолютно мое шоу. Я сделал его буквально по винтику, вел более полутора месяцев переговоры с Белоусовой и Протопоповым, поскольку видел, что именно они могут стать связующим звеном в шоу. Мною были организованы и шоу, посвященное Александру Горшкову на 1 канале, два гала-концерта на Ходынке с участием фигуристов, другие разовые проекты. Переоценивать себя не собираюсь. Сила телевидения колоссальна. И подпитка телевидения, основного нашего канала была колоссальной, она по большому счету и развернула страну в сторону фигурного катания. В том, что людям было интересно смотреть телевизор, наверное, есть и моя заслуга.

— Илья, вот вы стольких артистов обучили кататься на коньках. А вам не хотелось бы попробовать сняться в кино?

— Вы знаете, я снимался в фильме. Играл журналиста в сериале «Время жестоких» Всеволода Плоткина. Для меня это был хороший эксперимент. Я это прекрасно осознаю, и понимаю, чтобы быть серьезным, классным актером, им нужно родиться, да еще и много работать потом. А вот так просто походить в кадре, в сериале — подвластно любому из нас. Я получил удовольствие, но больше в эту игру играть не буду, потому что прекрасно оцениваю свои силы на этом поприще. Другое дело, во время съемок «Звезд на льду», в соседнем павильоне, Владимир Хотиненко, снимал свой новый фильм. По-моему, 1812 год. Ему очень нравилось, что я делал в «Звездах на льду», и он меня все время забирал к себе в павильон — пройтись 20 метров. Там снимался Марат Башаров, и я смотрел, как работает режиссер. И Хотиненко даже сказал, что, возможно, пригласит меня помогать в качестве помощника. Вот с режиссерской точки зрения мне все это было бы безумно интересно.

— Как принимали ваше шоу в странах, где в принципе не бывает льда: Арабских Эмиратах, Израиле, Сингапуре? Ну и в Эстонии, где недавно произошли всем известные события…

— Не будем кривить душой, несмотря на то, что мы выступали в Сингапуре, это все-таки было в рамках Российского экономического форума. И там были власть имущие сингапурцы и наша бизнес-элита. Это было не совсем шоу, где продаются билеты. В Арабских Эмиратах это действительно было шоу, но к радости, или к разочарованию, в трехтысячном дворце спорта мы увидели три тысячи россиян.

А вот что касается Прибалтики, мы были в самый разгар всех этих событий, и я могу сказать, что внутри мы этого совершенно не почувствовали. Два дня подряд по четыре тысячи зрителей. Вел я исключительно на русском, без всякого переводчика. Зал принимал стоя, люди аплодировали, кричали. Наверное, там тоже было больше русскоязычного населения, чем местных. А вот только что мы приехали из Киева, вот там ситуация мне действительно не понравилась. Мы еще жили на Крещатике, где эти бесконечные флаги, народ привозят и увозят автобусами — очень нервная обстановка. В Эстонии подобного не наблюдалось. Мне показалось, что все было достаточно спокойно.

— Во время телевизионных трансляций «Звезд на льду» нам каждый раз показывали кусочки из «закулисья», упорные тренировки. Можете ли вы вспомнить еще какие-то ситуации из подготовительного периода?

— По прошествии времени все забывается. В принципе серьезных травм действительно не было, но был забавный момент. Мне позвонила Ингеборга Дапкунайте. Она действительно боец, у нее все тело было в синяках. Но тем не менее. Она звонит и говорит: «Илья, ты только не пугайся, я кататься буду, но мне поставили диагноз — подозрение на перелом двух ребер». Я абсолютно в шоке, не могу понять, отчего вдруг так серьезно взяли и поломались два ребра. Через несколько дней звонит мне Оксана Пушкина и говорит приблизительно такой же текст: «Ты только не пугайся, но у меня, по-моему, сломаны два ребра». Что меня несколько насторожило. В силу того, что они все были застрахованы (Московской страховой компанией на большую сумму — до миллиона рублей) и проходили консультацию в одной и той же поликлинике. Решил подъехать туда, и первое, что мне сказали: «Что, у вас что-то с ребрами?». Это комическая ситуация, я очень долго смеялся. Потому что реально человек со сломанным ребром навряд ли может кататься, прыгать, скакать… Но видимо, у хирурга была такая спецификация — ребраJ Я успокоил девчонок, сказал, что у меня тоже ребра сломаны, будем работать дальше.

— Ну, а как у вас сейчас катается Носик, пройдя суровую школу Короля ринга, где ему тоже поставили несколько синяков?

— Безусловно, мы Сашу Носика иногда серьезно подкалываем по поводу этого проекта. Иногда он даже может обижаться. Пару раз он приезжал с фингалами и катался, мы их закрашивали. Он очень серьезно отнесся к этому проекту. Я, если честно, достаточно ревностно после «Звезд на льду», отношусь ко всем последующим «звездным» проектам, потому что замыливается сама суть. Звезды оказываются просто везде. И я уже немного опасаюсь за судьбу «Звезд на льду-2». Звезды уже побывали слишком во многих ипостасях. У нас уже ходит шутка, что нужно организовать проект «Звезды-хирурги». Они встают в ряд и начинают оперировать. У кого клиент умирает, тот выбывает из проекта. Но — родственники покойного смс-голосованием могут спасти участника! Жесткий черный юмор, но действительно уже слишком много историй. И все же я надеюсь, что наше первый проект стоял особняком, несмотря на то, что рядом уже шел проект аналогичный по формату. Я надеюсь, интерес к нашему проекту сохранится.
Саша Носик, конечно, молодец. Два раза кого-то приложил, четыре раза получил.

— А вас самого не звали в подобные проекты?

— Меня звали. В частности, звали в цирк, куда бы я, пожалуй, пошел. Потому что у меня еще и настроение было соответствующее. Такое большое моральное опустошение после звезд. Потому что все же смотреть, как они соревнуются, реально тяжело, я все-таки и сам могу кататься вполне полноценно. Поэтому я даже откликнулся на цирк, и хотел провести над собой такой эксперимент. Но я понял, что не могу оставить тур и не ездить с ребятами, поскольку слишком много происходит накладок по ходу дела. Что касается бокса, то действительно у 1 канала была такая идея-фикс. Проходила даже информация — чтобы мы с Евгением Плющенко сражались там и били друг другу морды на потребу публики. Но я от этой истории отказался по той простой причине, что мы все же не два клоуна. Ну, если уж очень хочется устроить что-нибудь такое, я бы лучше пришел к Соловьеву в его программу «К барьеру!». Причем лучше бы повстречался не с самим Плющенко, а с теми, кто стоит за его спиной. Поэтому в боксе я бы участвовать не стал, а цирк, любой другой эксперимент над собой — это здорово.

— Вы знаете тех, кто стоит за спиной Плющенко?

— Конечно знаю. Изначально я предлагал много решений конфликтной ситуации с Женей. Она играет не против меня, него, а против становления подобного бизнеса как такового. Еще не готовы мы к тому, чтобы ледовые шоу посещали тот или иной город каждые две недели. Можно было совершенно спокойно договориться и ехать под одним брендом — «Звезды на льду» без этих пометок — Шоу Плющенко или Шоу Авербуха. И все были бы счастливы. И все бы зарабатывали, и главное, что выиграл бы зритель. И не было бы этих конфликтов. Ну, захотелось самим — слава Богу…

— Если вы все-таки поедете отдыхать в ближайшее время, то куда?

— Наверное, это будет Турция. Куда поближе. Мне нравится, что туда недалеко лететь.

— Такое ощущение, что у вас должна была накопиться огромная усталость.

— Усталость действительно накопилась. На телевидении синяки гримировали, хотя на самом деле они никуда не деваются. Голова уже плохо соображает, и, если честно, нахожусь абсолютно на последнем издыхании. Так получилось, что после проекта «Звезды на льду» я не смог отдохнуть даже недели. Сразу начались следующие проекты.

— Вы не устаете от постоянного пребывания вместе с одним человеком, в данном случае с супругой Ириной Авербух?

— Дело в том, что так было в спорте. Сейчас мы с Ириной заняты разным бизнесом, и 24 часа в сутки вместе не находимся, чему оба очень рады. Потому что когда в спорте мы столько времени находились вместе, это колоссальное испытание, колоссальная нагрузка. На благополучие семьи нынешний график влияет хорошо.

— Сколько часов в ваших сутках? Явно не 24 часа?

— Ну, явно не 24 часа. Наверное, часов 30. Действительно очень много бегаю, сильная востребованность. Но я этому счастлив, нисколько не жалуюсь, наоборот, благодарен судьбе, считаю, что вытащил нужный билет. Так срослось, что оказался в нужное время в нужном месте. Здорово, что мне предложили возглавить проект «Звезды на льду», которым я сейчас просто живу.

— Осталась ли какая-то вершина, которую вы не покорили?

— Да, конечно, осталось много вершин. И много планов, и творческих, и коммерческих, и бизнес-планов. Хотя конечно четыре года назад, когда мы сюда приехали и сделали четыре шоу в городах Сибири, трудно было себе представить, что через четыре года их будет 60. Что будет такой ажиотаж, и возможно будет настолько перевернуть отношение к фигурному катанию.

461 просмотр

Илья Авербух

2007-06-04T00:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях