«Сняли крышку — там весы». В суд по делу наркодилера и таксиста привезли вещдоки

В понедельник, 10 декабря в Верх-Исетском суде Екатеринбурга возобновилось слушание уголовного дела двух 29-летних жителей Санкт-Петербурга, Петра Игнатова (имя по просьбе обвиняемого изменено) и Иоанна Лебедева, который, напротив, попросил указывать его настоящее имя (ранее он фигурировал в публикациях Uralweb.ru под именем Александра Савельева) и решил больше не скрывать своего лица от фотокамеры. Оба обвиняются в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере.

«Сняли крышку — там весы». В суд по делу наркодилера и таксиста привезли вещдоки

«Сняли крышку — там весы». В суд по делу наркодилера и таксиста привезли вещдоки

2018-12-12T14:01:00+0500
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87

В настоящее время суд проводит опрос свидетелей, которых в деле около двух десятков человек — оперуполномоченные-обноновцы, патрульные постовые, понятые, а также родственники подсудимых, выступающие со стороны защиты.

Ранее в суде в качестве свидетеля защиты выступил отец Иоанна Лебедева — московский поэт-либреттист, автор стихов к песням многих «звезд» российской эстрады Сергей Сашин. В этот раз в защиту своего сына из Санкт-Петербурга приехал выступить отчим Петра Игнатова, воспитывавший его с 11-летнего возраста.

Также в этот день суд заслушал показания сотрудника полиции из Пермского края, изымавшего на основании поручения следователя из Екатеринбурга «закладки», сделанные на территории данного субъекта РФ, и двух свидетелей обвинения — мужчину и молодого человека, выступавших в качестве понятых. Кроме того, в суд были доставлены вещественные доказательства — смартфоны, ноутбук, изолента, пакеты и закамуфлированные под телефон электронные весы.

Электронные весы, камуфлирующиеся под сотовый телефон

Старший оперуполномоченный пермского ОБНОН Н. в режиме видеоконференции рассказал, что не назовет точные адреса, поскольку изымает «закладки» так часто, что не помнит достоверно места двухмесячной давности, уж не говоря о прошлой зиме. Он рассказал, что это были свертки с гашишем и МДМА (таблетками). Он вспомнил, что тайников было шесть, в основном в лесном массиве.

Следующим перед судом по ходатайству, внесенному защитой Игнатова, по характеристикам личности подсудимого в качестве свидетеля выступил отчим подсудимого, 61-летний С., в прошлом также сотрудник силовых органов с многолетним стажем, а ныне советник гендиректора компании в сфере защиты информации. По словам отчима, Петр, младший из четырех воспитываемых им детей, хорошо учился в школе, интересовался ремонтом машин, поэтому после 9 класса поступил в автотранспортный колледж, где проучился два года, после чего решил круто поменять стезю и сменил колледж на милицейский.

После успешного его окончания по рекомендации поступил в ведомственный вуз известной силовой структуры, который успешно закончил. Был принят на работу в региональное управление, в отдел наружного наблюдения, осуществлял оперативную деятельность. Молодой человек счастливо женился, на свет появился маленький сын. По словам родственника, Петр был на хорошем счету и смог бы успешно продвигаться по службе, но обстоятельства сложились иначе.

Судья Николай Коблов демонстрирует весы со снятой крышкой

«Родителям его жены не нравилось, что он как силовик имеет ограничения к выезду за границу, зарплата не очень высокая, при этом сверхзанятность, почти все время на работе», — рассказал отчим Петра Игнатова. Так было принято решение уволиться из органов. Молодой глава семьи занялся коммерцией, но, увы, неуспешно. Родители жены помогли ему открыть магазин товаров для туризма. Только при задержании пасынка в Екатеринбурге с наркотиками отчим узнал не только об этих самых наркотиках, но и о том, что на Петре большие долги. По налогам, по ипотеке, в общей сумме порядка 600 тысяч рублей.

«Два года они жили на практически полном нашем обеспечении. Машина (не новая Honda C-RV — прим. Uralweb) у него была сломана, — подтвердил отчим. — Денег постоянно не хватало, и это подтолкнуло его на необдуманный шаг». Он рассказал, что вся семья тяжело переживает шок от случившегося. «Внук, ему на тот момент было 4 года, по ночам просыпался с криком „Где папа?!“».

«Он сам себя наказал со страшной силой, — завершил отчим свое слово. — Не знаю, как пережить произошедшее… Прошу суд отнестись с пониманием и определить не максимальное по строгости наказание». Он добавил, что за все время совместного проживания ни он, ни мать, врач по профессии, ни разу не видели Петра в состоянии наркотического опьянения.

Вещдоки: моток изоленты в непрозрачном полиэтиленовом пакете и опечатанные и вскрытые уже самим судьей бумажные пакеты. Что именно лежало в них, разглядеть не удалось

— Вы сказали, что он занимался наружным наблюдением. — По итогу обратился с вопросом к С. адвокат Иоанна Лебедева Рафаэл Арутюнян. — Это предполагает профессиональные навыки скрытной деятельности?

 — Любая [деятельность спецслужб] предполагает элементы скрытности, — ответил отчим экс-разведчика.

Следом за ним в зал судебного заседания были приглашены свидетели-понятые. Первый из них, 52-летний Сергей Д., рассказал, что в тот день после обеда приехал забирать ребенка из школы на улице Гражданской. Там его и попросили засвидетельствовать изъятый из тайника наркотик. По словам мужчин, двое оперативников изъяли из тайника перемотанный то ли зеленой, то ли синей изолентой сверток, поместили в конверт и опечатали. «Был еще один понятой, при нем конверт не открывали, сказали: „Наркота“», — сообщил свидетель.

22-летний Сергей Т. смог сообщить суду значительно больше свидетельской информации, поскольку именно он, а также его друг (в суд не вызывался) был понятым в вечер задержания Игнатова и Лебедева на 12-м километре Московского тракта.

Т. рассказал, что живет на улице Токарей, и в тот день около 11 часов вчера они с другом возвращались из [спортивного] зала, когда на улице сотрудники полиции попросили их проехать с ними за город. Т. сообщил, что он из Нижнего Тагила, Екатеринбург знает плохо. «От ВИЗа ехали минут 15», — пояснил он суду. Свидетель сообщил, что протокол осмотра места происшествия был составлен от 1 февраля 2018 года, сам осмотр проводился с 00.20 до 01.30.

Согласно показаниям Т., осмотр начался с автомобиля, марку которого он не помнит. В салоне — где точно, он не помнит — лежали обернутые изолентой свертки, разного размера, «примерно 5 штук, два больших, три средних», цветная изолента и «весы в виде телефона были спрятаны».

- Как вы поняли, что это весы? — Обратилась к Т. второй защитник Иоанна Лебедева Вероника Олейникова.

— Сняли крышку — там весы, — пояснил он. — Сотрудники полиции нам сказали.

— На консоли автомобиля (в передней части — прим. Uralweb) что-то находили? — спросила защитник .

— Достоверно ответить не могу, — сообщил Т.

— Как происходило само изъятие?

— Оперативник стоял у машины, говорил: «Вот, тут нашли это и это», и мы подходили поближе.

— Где находились свертки? - обратился к понятому адвокат Лебедева Рафаэл Арутюнян.

— На переднем сиденье, маленькая кучка. Вспомнил, что была еще сумка с ноутбуком, черного цвета.

Та самая сумка с ноутубуком, который сейчас достает судья

Т. сообщил, что задержанные во время осмотра автомобиля не присутствовали, оба находились в полицейском УАЗе: «один в салоне, сзади за водителем, второго не видел».

Таким образом, как следует из показаний свидетеля Т., на момент приезда понятых машина задержанных была уже вскрыта и обыскана: свертки с наркотиками лежали аккуратно разложенными по салону. Не так, как было, а как удобнее было показывать понятым. Понятые не видели, откуда их доставали. Вспоминая афоризм о поиске потерянной вещи — искали где светлее, а не где потеряли.

Судья достал из бумажного пакета мелкие полиэтиленовые кульки

Состояние обоих задержанных (хотя, по его же словам, он видел кого-то одного) свидетель описал как «не осознавали, что происходит, не в адеквате были».

— Как вы определили это «не в адеквате», по каким признакам, и когда именно? — Вновь обратилась к свидетелю-понятому Вероника Олейникова.

— В машине ехал когда (в участок на Крылова — прим. Uralweb), увидел по внешним признакам, что сидел «никакой», неподвижно, и смотрел в одну точку, — пояснил Т. Кто был Игнатов, а кто Лебедев, свидетель пояснить затруднился. «Вроде ты, в сером, около меня в машине сидел», — обратился он напрямую к Лебедеву, одетому в серую толстовку.

Иоанн Лебедев не признает ни одного пункта выдвинутых против него обвинений и больше не хочет скрывать ни своего имени, ни лица

— Тогда почему вы утверждаете, что «ОНИ были не в состоянии», если вы видели только одного?

— Значит, только один был «не в состоянии», который сидел на пассажирском сиденье, — вынужден был пойти на попятную Т.

— Могло ли это «не в состоянии» быть вызвано заболеванием?

— Могло, — капитулировал свидетель. — Не могу конкретно утверждать, чем было вызвано это состояние.

Т.рассказал, что на полицейском УАЗе вместе с задержанными они проехали в отдел полиции и оставались там во время взятия объяснений у задержанных, изъятия у них из карманов личных вещей и подписания бумаг. По его словам, у одного из задержанных изъяли очень много телефонов («штуки четыре, может больше»). «У одного были телефоны и вещества, таблетки, что ли», — сообщил Т. суду. У второго задержанного был изъят «телефон, [в нем] «ничего не было».

Судья демонстрирует один из смартфонов, изъятых у задержанных

Напомним, Петр Игнатов обвиняется по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 4 статьи 228.1 и части 1 статьи 228 УК РФ. Иоанн Лебедев обвиняется по части 3 статьи 30, пунктам «а», «г» части 4 статьи 228.1 УК РФ. По версии следствия, которое вело ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области, оба работали на интернет-магазин наркотиков, выполняя поручения неустановленного лица по закладке тайников. В отличие от своего приятеля Игнатова, частично признавшего вину — свою личную — в покушении на сбыт наркотиков на территории трех субъектов РФ (по пути следования в Екатеринбург), Лебедев настаивает на своей полной невиновности и непричастности к противоправным действиям. По его словам, приятель попросил его на несколько дней съездить на принадлежащем ему, Лебедеву, автомобиле «Мицубиси Аутлендер» на Урал «по делам ИП». Сам Иоанн Лебедев, тоже выпускник милицейского колледжа, бывший полицейский-водитель, до задержания работал таксистом по договору с Uber, незадолго до поездки сильно поругался с супругой, поэтому охотно согласился на это предложение .

Следующее судебное заседание по этому делу состоится в пятницу, 14 декабря.

Скамья подсудимых в зале судебных заседаний Верх-Исетского суда

Принимаем новости круглосуточно по телефону +7 (912) 244-87-87
или
1
0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Нет комментариев
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Как вы считаете, Павел Устинов виновен?
Можно выбрать один вариант
Всего голосов: 58
6.9%
5.2%
27.6%
48.3%
12.1%
Uralweb.ru в социальных сетях