Сергей Курочкин, психотерапевт

Депрессии связаны с нашим желанием убежать от проблем

Странные законы, принимаемые отечественной Думой, развод и девичья фамилия, затяжной конфликт с малоприятным начальником, одиночество… список можно продолжать долго. Факт тот, что наше плохое настроение, спровоцированное какой-нибудь жизненной неприятностью, порой затягивается надолго. Мешает любить и работать, растить детей, наслаждаться общением с друзьями и природой, словом изрядно отравляет жизнь. А порой и просто ставит под сомнение само ее наличие. Речь о таком распространенном нынче состоянии, как депрессия. Говорят, в  недалеком будущем она станет одной из основных причин человеческой смертности. Пока до этого не дошло, разбираемся с загадочным явлением с помощью специалиста - психотерапевта Сергея Курочкина.

- Сегодня слово «депрессия» стало общеупотребительным. – Говорит Сергей. – И люди часто путают с депрессией обычное, нормальное проживание горя. Для нас два этих процесса становятся равнозначными, хотя это абсолютно разные вещи. У каждого из нас бывают моменты, когда мы что-то теряем в жизни, и совершенно нормально – горевать и печалиться, плакать по этому поводу, или даже злиться. Это нормальная «работа горя». Когда мы что-то теряем, нам надо это пережить. Если мы позволяем себе пережить эти чувства – печаль и горечь разочарования, рано или поздно это заканчивается. И вновь мы будем готовы для радости, надежд, удовольствия. В течение жизни мы все испытываем эти моменты горевания. А депрессия, кратко, это подавление наших чувств. Мы как бы запрещаем себе проживать эти чувства, отделяемся от них.

- Но внешне же человек пребывает в тоске и печали…

- Здесь происходит очень интересная вещь. Нам больно, но мы хотим от этой боли уйти, перестать чувствовать. И перестаем – вот вам и депрессия. Внешне это так и выглядит: человек плачет, подавлен. Но в чем разница? Мы не можем подавить только одну печаль или боль, блокируется абсолютно все. И начинается то, что красиво зовется «скорбным бесчувствием». Человек вроде живет, но весь в скорби, как умерший. Это уже глубокий вариант депрессии, конечно. Да, мы можем выдерживать боль: в нормальном состоянии мы то соприкасаемся с ней, то «отходим». Это защитный процесс. В депрессии же наша защита становится нашей проблемой. Проблемой становятся уже не сами переживания, а попытка убежать от них, подавление чувств. Внутренне – разница в том, соприкасаюсь я с болью или нет. Позволяю ли я себе печалиться, горевать, скорбеть или нет. Или будто наглухо все закрыто внутри, живу, и сильных болей нет, и чувств нет, и переживаний. Слезы покапают, но человек даже не чувствует ничего. Боли нет, просто слезы. Вот такой, естественный вроде, процесс горевания, только размазанный, растянутый на долгое время – депрессия.

- Как правило, для такого горевания должен быть повод, конкретный толчок?

- Если мы говорим о псиохологической депрессии, конечно, она имеет начало. Оно может быть резким – когда идет какая-то потеря: социального статуса (увольнение), или выход на пенсию – уж не говорю о потере близких людей… Или потеря надежд, или иллюзий – все это потери, вызывающие горевание. Причин в жизни достаточно. Другое дело, что мы сразу должны сказать, что люди очень разнятся по своей чувствительности – кто-то может пережить и очень сильные потери, а кому-то и вполне смешной для других момент покажется трагедией.

Естественно, нужно говорить о внешних факторах, которые усиливают или уменьшают депрессию. Есть наследственные механизмы, располагающие к более длительным депрессиям. Много факторов – психологические, наследственные, средовые. Что будет превалировать в каждом конкретном случае – нужно разбираться индивидуально.

- Некоторые считают: напала на тебя тоска, пойди, загрузи себя работой, чтобы не было времени на лишние раздумья. Правильно ли лечиться таким образом?

- Этот способ – палка о двух концах. Теряя что-то важное в жизни, мы будто ступаем на мост между двумя пропастями: с одной стороны, можно игнорировать проблему и пытаться жить так, будто ее нет; с другой, впасть в горевание и увязнуть в нем, как в болоте. Нам нужно продолжать жить и загружать себя, при этом обязательно оставляя время для проживания горя. Когда баланс между двумя этими состояниями - горевания и – нормальной жизни – сохраняется, тогда прогноз хороший, и все успешно пройдет.

- Есть ведь депрессия, при которой человек настолько прибит, что ему трудно встать с постели, заставить себя умыться, сделать зарядку…

- Глубина депрессии может быть разной. Мы говорили сейчас о более легких формах – плаксивости, безрадостности, горе. При более глубоких состояниях человеку нужно пойти к специалисту. Если наследственные факторы сильны, легкий толчок так меняет биохимию мозга, что выход из тяжелых депрессий становится возможным через годы.

- А речь идет именно о биохимических процессах, т.е. психика – это биохимия в чистом виде?

- Психика опирается на биохимию мозга. Они взаимосвязаны. Нарушения на биохимическом уровне могут приводить к психическим нарушениям, и наоборот, психические нарушения приводят к нарушениям на биохимическом уровне. Бывает, что процессы обмена медиаторов настолько тонко дезорганизованы, что вполне обычные депрессии становятся очень долгими и глубокими. До возникновения антидепрессантов такие люди могли годами лежать, смотреть в пустоту, не есть, не пить… Здесь депрессия достигает уже витального уровня, когда подавляются инстинкты – самосохранения и т.д. Люди не чувствуют не то что радости жизни, но - голода, не встают, чтобы сходить в туалет, могут неделями не есть. Им тяжело просто пошевелить рукой, в голове – пустота. Это очень тяжелые депрессии. Сейчас с ними научились бороться лучше, антидепрессанты – для некоторых людей единственный вариант выбора. Для большинства же из нас антидепрессанты наоборот – большой соблазн. Принял – тревоги и печали как ни бывало…

- Кто в наибольшей степени склонен к депрессии? Наверное, женщины?

- Это естественно. За счет женской эмоциональности, особенностей гормональной системы. И за счет того, что женщины имеют смелость больше проявлять свои чувства. И когда они становятся менее эмоциональными, это становится заметным – в первую очередь им самим.

Мужчины более склонны культурально подавлять свои чувства, прибегая к другим способам, не факт, что более естественным. В конечном счете, не будет депрессии, но будет алкоголизм. Что лучше, не знаю.

- Если женщины наиболее подверженный контингент, есть ли специальные рекомендации именно для них?

- Конкретно женских советов, пожалуй, нет. Депрессия всегда связана с нереализацией каких-то желаний, отказа от чего-либо. Если ты голоден, то в депрессию тебе впасть намного легче,  нежели когда ты сыт. Если тебе не хватает секса – та же история. Физиологические потребности должны быть удовлетворены. Не секрет, что любая двигательная активность способствует разрядке эмоционального напряжения. Так вот, физкультура, сон, нормальное питание - начинать нужно с таких вот простых вещей. Более сложное дело – разобраться в причинах своей депрессии. Большинство депрессий (если они не связаны с явными потерями) связаны с нашим желанием убежать от наших проблем, от внутреннего напряжения. Мы не можем сделать выбор и пытаемся поставить ситуацию на стоп-кадр, подавить, отодвинуть неразрешимые внутренние конфликты.

- Что можно посоветовать человеку, вынужденному поступать так, а не иначе, но при этом недовольному сложившейся ситуацией?

- У человека две позиции: либо он чувствует себя жертвой обстоятельств, либо – принимает на себя ответственность за свое решение, и сам, возможно, смиряется с ограничениями, которые появляются в жизни. Сомнения будут. Но, тем не менее, важный момент – принять ответственность за свою жизнь, за свои поступки и выбор – на себя. Если, скажем, ты выбираешь стабильность и отказываешься от каких-то своих надежд, мечтаний, амбиций, надо себе честно в этом признаться и просто прожить это как потерю. Оплакать, отгоревать.

- И жить потом, как живут тысячи и тысячи людей: довольно безрадостно, по привычке,  иногда по принуждению...

- Принуждение бывает именно потому, что человек чувствует себя жертвой. Делает свою жизнь не сам, а как бы по принуждению. Если у нас что-то не получилось так, как хотелось, есть, опять же, два варианта. Либо мы смиряемся и проживаем это как потерю, либо так и не рискуем отказаться от своих иллюзий и желаний и продолжаем с ними «нянчиться», «зависаем». Нужна ответственность за свою жизнь, за решения, которые принимаешь.

- Очень умиляет, когда люди советуют – да прости ты, да отпусти… Будто это так легко сделать…

- В этом вся и суть. Пока ты с этой обидой или злостью не соприкоснешься, не проживешь ее внутри себя и не отпустишь, ничего не изменится. Агрессия, печаль – все надо проживать в этой жизни. Когда ты не проживаешь свою обиду, боль, давишь их внутри – это один из верных путей к депрессии. А может и до психосоматики довести.

- Как не давить? Пойти кому-нибудь кулаком дать? На лыжах покататься?

- Начнем с того, что обиду или агрессию невозможно выплеснуть, просто пойдя и дав кому-нибудь кулаком. Нам придется осознать свою злость, на какое-то время подружиться с ней. Выписывать, проговаривать, рассказывать ее кому-то, проживать. Пытаться с ней быть. Иногда мы внутренне разговариваем с «обидчиком». На это настроены многие психологические приемы: прожить на символическом, телесном, эмоциональном уровне наши фантазии о том, как мы «мстим» этому человеку. Иногда мысленная «расправа» способна помочь.

Главное – проживать, не убегать от обиды. И очень важно посмотреть на все с другой стороны, увидеть, что за многими нашими обидами стоят наши личные представления или претензии, как правильно, как неправильно, наши необоснованные ожидания. Нужная точка зрения рождается внутри тебя постепенно. Это определенная работа и часто – длительная. Обиды связаны с неоправданными ожиданиями. Самая распространенная обида – на мать: «Она меня не любила».

- Как на человека влияют социальные сети? Ученые говорят, что если для некоторых это – доступный вариант ощутить кипение жизни, то для других – страдания, испытываемые от бесконечного сравнения себя с более успешными виртуальными «друзьями»…

-  Соцсети – вещь обоюдоострая. Для кого-то это поддержка и помощь, возможность найти себе единомышленников, друзей. Для других – уход от реальных контактов, создание виртуальной жизни, порой даже нескольких. Есть люди, у которых не по одному аккаунту: под одним «ником» он – злой и агрессивный, под другим – милый и добрый. Такая диссоциация, социальная шизофрения. Так что для кого – как. Увлекаться ими, наверное, не стоит.

- Как насчет такого выхода из депрессии, как «заедание»?

- Некоторые в депрессии не едят, теряя аппетит и худея, а другие, испытывая тревогу, «заедают». Возникает порочный круг. Еда приводит к нарушению массы тела, что опять усугубляет депрессию. Ничего хорошего в «заедании» нет. Вариант сиюминутного облегчения. Как тот шоколад, который пропагандируют как антидепрессант.

- Что насчет таблеток? Афобазол, Персен… те, что продают без рецептов?

- Это помогает при какой-то определенной тяжелой ситуации, которую надо пройти, ты знаешь, что она закончится. Например, развод. Ситуация будет тянуться несколько месяцев, год. Нужно держать себя в форме. Можно пойти и купить таблетки. Это как костыли, которые помогают человеку передвигаться. Но если ты не понимаешь причины своей депрессии, или дело во внутриличностном конфликте, таблетки только отодвинут решение проблем.

- Стоит ли заставлять себя ходить в гости, на вечеринки, в кино, в зоопарк?..

- Если у тебя есть для этого силы, да. Если ты понимаешь причину, собери волю в кулак и пойди на улицу, просто прогуляйся. Сходи к друзьям. Это сделает твой выход из депрессии более быстрым и вероятным. Однако сработает, если ты понимаешь причины своей депрессии и над ними работаешь.

- Есть у Норбекова упражнение – улыбаешься, подходишь к зеркалу…

- В меньшей степени верю в держание маски. Лучше пойти на йогу, снять зажимы, расслабиться. Есть много способов, от которых, если причины депрессии не устранены, человек может становиться зависимым. Те же физические нагрузки.

- Так все же, человеку плохо: ничего не хочет, ничего не может. Нужно ли ждать, пока, что называется, «само пройдет»?

- Все рано или поздно проходит. Другое дело, что есть процессы, которые можно ускорить, и не терять годы и даже десятилетия. В депрессии человек гораздо менее эффективен, у него нет ощущения жизни, радости, наполненности, удовольствия, он подвержен манипуляциям. Он все равно не живет. Поэтому стоит ли ждать, когда пройдет само, каждый решает сам. Мне кажется, лучше действовать. 

8489 просмотров
7
0

Сергей Курочкин, психотерапевт

2013-01-17T00:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Еще статьи из рубрики Персона:
Комментарии (всего: 1)
werawerawera 20 января 2013 года в 22:16
отличная статья, спасибо
0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях