Аркадий Чернецкий

Я – "портал" в Екатеринбург

Аркадий Чернецкий проработал главой Екатеринбурга с 1992 по 2010 годы. Сейчас является членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, представителем от законодательного органа государственной власти Свердловской области в Москве.

Он выступает за стабильность и несменяемость власти, считая, что изменение курса политики навредит и развитию города, и имиджу Екатеринбурга на мировой арене, что в преддверие «ЭКСПО-2020» совсем не желательно.

— Расскажите, как город меняется в соответствии со Стратегическим планом.

— Впервые Стратегический план развития Екатеринбурга начали обсуждать в далеком 1996 году. Выделили главные проблемы, с которыми сталкивался город, и стали искать пути их решения. Помните, в начале 90-х какие проблемы в городе с водой были — два раза в неделю все сидели без горячей воды. Мы поставили перед собой вопрос о решении, в итоге запустили дополнительные мощности на Западной фильтровочной станции.

Когда встал вопрос об обновлении транспортной сети, мы взяли кредит в мировом банке, купили около 300 автобусов, разработали новые маршруты.

К идее нового Стратегического плана развития города мы вернулись в 1999 году. Инвестору стало интересно идти и строить гостиницы — мы стали создавать условия для этого. Была опора на собственные силы и бизнес. Сегодня главная надежда для развития — это бизнес, важно совместить интересы общества и бизнеса. Тогда несменяемость власти была гарантией, слово Чернецкого. И сейчас должно быть также — стабильно.

— Если у нас сейчас хорошая вода, то почему ее из-под крана пить нельзя?

— Мы сделали современные фильтры, станцию по очистке воды, но вот трубы водопровода остались старыми с большим износом. Когда ремонтировали Вайнера, вскрыли водовод, которого не было на карте, оказалось, что он не менялся с 1930 года. Если менять трубы нынешними темпами, по 60 км в год, понадобится около 30 лет для замены всех труб, а в это время устареют и новые. Надо увеличивать темпы ремонта — тогда и воду из-под крана можно будет пить.

— Что включает в себя последний разработанный Стратегический план?

— Современный Стратегический план развития города был разработан в 2003 году, подписан мною в 2010. В нем восемь направлений, среди них сохранение и развитие человеческого потенциала, благоустройство, ЖКХ и экология, транспорт, экономика. При его формировании сделана ставка на человеческий фактор. Речь, прежде всего, идет о развитии социальной политики. К направлению социальной политики отнесены стратегические проекты «Библиотека XXI век», «Зимние виды спорта — второе дыхание», «Стадион 60 000», «Городская школа-стандарт «Пять звезд» и другие. Но он устаревает. Например, проект «Телефон для всех», согласно которому в каждой екатеринбургской квартире должен был появиться стационарный телефон. На сегодняшний день установка аппаратов завершена, но у всех есть мобильники. В 2010 году решили, что город нужно интегрировать в мировую экономику, делать ставку на комфортную среду обитания. Сейчас надо развивать туристическую сферу, строить дороги, гостиницы.

— А чего не удалось сделать?

— Тогда заморозился проект «Большой Екатеринбург». Я не сомневаюсь, что он нужен и в итоге будет реализован. Это вопрос политической зрелости, смелости губернатора, в нем нет ни одного минуса.

Проект «Большой Екатеринбург» предполагает единый рынок труда, жилья, транспорта, в него должны входить все близлежащие города. Березовский не хочет? Это из-за амбиций местного мэра. Он не захотел быть главой района. Но зато когда был у них проект «Зеленая долина», когда коттеджи стали строить сами, почему-то обратились за проведением водопровода и разработкой дорожной сети к Екатеринбургу, сами справиться не смогли.

— Нужно ли объединять крупные города региона: Нижний Тагил, Челябинск с Екатеринбургом?

— Нет, считаю. Екатеринбург с населением в 1млн 600 тысяч человек — сам по себе. Первоуральск, Нижний Тагил имеют свое развитие, они далеко от нас. Что Высокинский придумал про объединение с Челябинском — богатая фантазия. Можно создать общий рынок, транспортную доступность, но для единого мегаполиса 200 км — слишком большое расстояние.

— Зачем нашему городу «ЭКСПО-2020»?

— Возможность провести «ЭКСПО-2020» — это уникальный шанс. В начале компании никто не верил, что получится, теперь — шансы очень высоки.

Формирование хорошего имиджа — все крупные мероприятия направлены на это. Мирового имиджа. Получить пальму первенства — итог экономической конкуренции. Я болею за наш город всей душою. Когда города показывали презентации, без скромности скажу, что у Екатеринбурга были самые лучшие, особенно заявочная книга, но нас не поддерживают другие страны.

— Как ближайшие события 8 сентября, выборы нового мэра, могут повлиять на это?

— Я считаю, что самое важное — это стабильность. Мы в заявке отметили, что наши плюсы — это преемственность власти, толерантность, сосуществование национальностей. Вопрос стабильности очень важен. Один мэр — один путь развития города. В Нижнем Новгороде за короткий промежуток было 6 глав города, в итоге все показатели стали резко снижаться. Дерготня в политике не нужна, в процессе определения приоритетов — это самое плохое для развития территории.

— Почему в Екатеринбурге сейчас новые проекты не поддерживаются?

— Закон перехода количества в качество. Надо сначала создать условия, чтобы проектов было много. Вот к «ЭКСПО-2020» в планах построить 1,5 млн квадратных метров жилья. Надо придумать — сначала апартаменты для выставки, а потом использовать их для жителей города. Вот вам и важный проект.

— Насколько город сможет расти без крупных международных событий? Он не справляется с ними — тот же молодежный форум, не такой масштабное, а были проблемы с организацией.

— Предложение должно подтягивать спрос! Задача — добиться того, что мероприятия крупные будут проходить каждый месяц. Я считаю, что в городе не хватает бизнес и торговых центров. А вот культурная сфера за последние 10 лет получила большой толчок, развитие, вкладывались ресурсы. У нас открылись новые театры, реконструировались старые, постоянно приезжают артисты на гастроли. Мы также были новаторами во многих современных тенденциях. Например, подземные парковки. Когда только начали их строить под домами, все возмущались, что это очень дорого и не нужно. Однако теперь это — выход. В Париже под каждым домом, даже под старыми зданиями есть подземные парковки. Надо менять свое отношение. Это помогает развитию. В Европе, когда взимают плату за оборудованную парковку, это нормально, а у нас — автомобилисты бегут в суд. В проекте «Столица» есть пункт о платных парковках в городе, думаю, они у нас появятся.

— Вы говорите, что город нужно развивать, строить все новое. А как же защита памятников архитектуры? Почему самые ухоженные у нас — это памятники местного значения, региональные — хуже, а общероссийские в ужасном состоянии?

— Те памятники, здания, которые можно реставрировать — делают. А что исчезло, что снесли мирового значения? Вы можете назвать хотя бы? Так называемый дом Ярутиных не существовал, был только его фундамент, который принадлежал железной дороге. На Гоголя, 7, дом-памятник сохранен, а то, что снесли — это был обычный сарай. Так называемые защитники-общественники подняли шум — это пиар людей, которые выдают себя за хранителей, это их способ имитации активной деятельности. Все ведь началось в 90-е, когда в список из 60 настоящих памятников архитектуры вносили все подряд, вот и разросся он до 700, сараюхи всякие записали.

Есть памятники конструктивизма, которые не важны, есть — которые надо сохранить. Пассаж, например. Проект его реконструкции рассматривался много раз, там главными было два пункта: чтобы новое здание было не выше мэрии и чтобы сквер перед ним был сохранен. Насколько я знаю, пока они оба соблюдаются.

— А что с проектов развития телебашни у цирка?

— На те проекты, которые предлагают, инвестор не найдется, слишком много денег надо вложить. Губернатор со мной согласился, что территорию вокруг надо облагородить. По прилегающей территории есть адекватный проект, одна из хороших идей — открыть там выставочный зал для музеев на 10 тысяч экспонатов. Важно, чтобы телебашня и территория играли роль в культурном и общественном развитии города.

— Какие цели в работе у вас сейчас, на нынешнем месте?

— Все крупные проекты, связанные с городом и его развитием — отслеживаю и продолжаю работу по ним. В Москве я «портал». Ко мне приходят крупные люди с вопросами «как войти на рынок Екатеринбурга, одобрят ли мои проекты», ведь я знаю город изнутри, могу всегда подсказать.

В Совете Федерации я отвечаю за сферу ЖКХ и строительство, участвую в принятии и разработке законов по капремонту. Вот сейчас разрабатываем проект про арендное жилье. Это очень большой рынок, его нельзя не принимать во внимание. Надо развивать найм, к 2014 году планируется принять новый закон.

1007 просмотров
3
2

Аркадий Чернецкий

2013-09-04T00:00:00+0600
Uralweb 620014 +7 (343) 214-87-87
Еще статьи из раздела Персона:
Комментарии (всего: 1)
garvard 5 сентября 2013 года в 08:12
Кто садики позакрывал???
Кто устроил точечную застройку без всякого планирования ???
Кто весь рекламный рынок отдал своей невестке (и один садик тоже) ???
У кого сын талантливый гитарист и все, но при этом глава крупнейшей строительной конторы у которой нет проблем с объемами.
Кто разделил людей на чиновников и всех остальных???
0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
Войти
Зарегистрироваться

Вход с помощью других сервисов

Uralweb.ru в социальных сетях